Николо-Прозорово: русское дворянство вило свои родовые гнезда в этом поселке

Усадьба как дом, передающийся из поколения в поколение

Родовая усадьба – это не просто загородный дом и прилегающая к нему земля, но и духовная территория, на которой собраны и запечатлены самые разные события жизни ваших предков. Будничные заботы, весёлые праздники, семейные торжества, время работы и отдыха – всё это сохранилось и прошло сквозь века, напоминая вам об истории рода. Усадьба, в исконном смысле этого слова, – малая родина человека, где жило несколько поколений его предков. В наше время это понятие практически утеряно. Мы живём в городских квартирах, являясь горожанами во втором или третьем поколении, выезжаем за город на приусадебный участок, который чаще всего сложно назвать родовой усадьбой.

История возникновения фамильных поместий

Русская усадьба появилась почти семь веков назад. Еще в Древней Руси в любой деревне можно было встретить дом, который выделялся из прочих своей значимостью и размахом – таков прообраз родового поместья. Само слово «усадьба» происходит от глагола «усаживаться». Другими словами, усадьба становилась для человека домом и тем местом, где он «оседал», жил и «пускал корни».

Активное развитие «усадебная культура» получила в эпоху Петра I, после того как он раздал земли сподвижникам и своим приближённым. Но настоящий расцвет для поместий настал в первой половине XVIII века. Именно в это время, после указа Петра III «Об освобождении дворян от обязательной государственной службы», на всей европейской территории России стали появляться многочисленные родовые гнёзда. Дворяне покидали Москву и Петербург, перебирались в свои имения, где всё было создано для безбедной жизни и праздного существования. Образованность владельцев поместий, разбросанных по всей России, и увлечение русским и европейским искусством сделали их дома настоящими центрами культуры и просвещения в провинции. Но не будем забывать и о помещичьих домах, расположенных в черте города, которые превратились в не менее значимые исторические памятники: Шереметьево, усадьба Орловых, Голицыных, Кузьминки, Сокольники, Пашково, Бестужево-Рюмино и многие другие.

Постепенно складывается архитектура родовых поместий. Усадьбы больше не прячут за высокими заборами и строят из кирпича и из дерева, оштукатуренного под камень. Что касается внутреннего оформления дома, то оно тоже видоизменяется. Если раньше в русских избах столовую устраивали подальше от жилой части дома, то теперь зал становится главным помещением, расположенным в самом сердце усадьбы. Несколько комнат составляют единую парадную зону, остальные же скрыты от глаз гостей и принадлежат членам семьи.

Владелец усадьбы не без гордости демонстрировал свои владения. И было чем восхищаться: стены украшали китайские обои, роскошные картины и зеркала в богатых рамках, мраморные лестницы и каминные зоны, отделанные золотом и малахитом, изысканный художественный паркет ручной работы, на котором так приятно было танцевать вальс и мазурку. Встроенные лавки заменили стульями и креслами, которые легко позволяли превратить парадную залу в танцевальную и разместить собравшихся гостей за праздничным столом.

Хозяйственные помещения, так необходимые в каждом поместье, всё так же строили из дерева, реже – из камня, что позволяло в тёплое время года хранить продовольственные запасы. Но главной гордостью владельца усадьбы считался сад, особую прелесть которому придавали экзотические деревья и кустарники в кадках, подстриженные под причудливые формы животных, людей и геометрических фигур, а также витиеватые аллеи, заблудиться в которых было проще простого. Обязателен был фонтан, отделанный мрамором, изящные вазоны и каменные скульптуры, дополнявшие архитектурный ансамбль. Садовую территорию невозможно было представить и без построек, предназначенных для летнего отдыха и развлечений, – уютные беседки, скамейки, оранжереи, голубятни и гроты.

Как менялись фамильные поместья

Новые императоры и новые веяния в архитектурной моде, безусловно, привносили изменения в обустройство родовых усадеб. Так, в эпоху правления Елизаветы Петровны поместья значительно «выросли вширь». Внутреннее убранство комнат дополнилось новыми видами обоев и зеркалами, зрительно увеличивающими и без того немалые помещения. Старую мебель заменили на новую из красного дерева, привезённую из самой Англии. Фасады домов украшали лепными композициями, скульптурами, оконные проёмы обрамляли в пышные наличники, а крыши «прятали» за фронтонами и парапетами. Но всё так же для строительства главного дома и хозяйственных построек и отделки комнат используют исконно русские и, как бы мы сейчас сказали, экологически безопасные материалы: дерево, камень, бумажные обои, мрамор, гранит и другие полудрагоценные камни.

Устройство территории усадьбы в целом было одинаково для всех регионов России, но своевольная Москва всё же привнесла свои особенности в оформление поместья. Главный дом оставался в глубине участка, а подсобные строения обрамляли «передний» двор, отгороженный от улицы «прозрачным» забором.

Всё большую популярность для внутренней отделки парадных зал приобретают зеркала. Расположенные напротив окон и даже в простенках анфилад, они создавали ощущение бесконечного пространства. Примером тому служит сохранившееся до нашего времени подмосковное поместье Кусково. В стремлении «раздвинуть» стены широко используется приём художественной росписи. В парадных залах, кабинетах и спальнях изображают парковые пейзажи и природные сюжеты, которые по желанию хозяев дома легко скрывались за бархатными занавесами.

В конце XVIII века происходят заметные изменения в архитектурном решении родовых усадеб. Владельцы поместий постепенно отказываются от необозримых анфилад и часто расположенных окон, служивших источником холода зимой и излишней жары летом. Цветовое оформление парадных комнат становится спокойней и в то же время величественней. Особую атмосферу залу придают многочисленные декоративные вещи: живопись, драпировки, бра и люстры, небрежно оставленный томик стихов и изысканный чайный сервиз. Именно эти предметы интерьера и имели подлинную жизненную ценность, подчеркивая «характер» дома.

В последние года XVIII века загородная усадьба становится местом, где правит чистая и живая природа, тихая красота и умиротворение неспешно текущего быта. В поместье приезжают лишь близкие хозяевам гости, с которыми приятно провести интеллектуально-поэтический вечер, посмотреть представление домашнего театра или музицировать в четыре руки. Эта спокойная и проникновенная атмосфера родовых усадеб «вырастила» немало светлых умов России, заявивших о себе в следующем веке. Вот так и закончила своё существование эпоха расцвета дворянских поместий – подобно тому, как приходит к логическому концу приятный вечер, проведённый в кругу близких друзей.

Конец «пасторальной эпохи» и дачные сезоны

Точку в эпохе расцвета родовых усадеб поставила революция. Большая часть поместий была сожжена или разрушена, другие отданы на «благо народа» под дома отдыха, санатории и психоневрологические диспансеры. В непростое для русских людей время значимость усадеб была утрачена, их больше заботил вопрос выживания и нормального существования хотя бы в условиях города.

Новый этап загородной жизни, а точнее – дачной, наступил спустя почти полвека. Во времена правления Хрущева советским людям было позволено обзавестись собственным дачным участком размером в 6 соток. Но построить родовую усадьбу на столь небольшом участке земли не разрешали законы и постановления, которые отменил уже Брежнев, разрешив строить «избушки», площадь которых, тем не менее, не могла превышать 25 квадратных метров. В тот период дачный участок расценивался скорее как источник пополнения запасов продовольствия, что особенно стало важно в период дефицита продуктов в голодные 80-е. Что можно сказать о строительстве в то время? Мало кто изыскивал возможность построить дом, тем более хоть сколь-либо изысканный и эксклюзивный. Из строительных материалов были доступны лишь кирпич не очень хорошего качества, дерево и цемент. В комнатах ставили старую мебель, привозимую из городских квартир, и особо не заботились о дизайне и стиле помещения.

Современные родовые усадьбы

Если европейцы с гордостью могут поведать вам об истории своего рода, провести по залам фамильной усадьбы, показать, где их прапрабабушка приняла предложение будущего супруга, или то место, где проводились торжественные приёмы, то мы больше можем рассказать о родословной домашнего питомца, чем о своей собственной. Так уж сложилось в нашей стране. Но всё чаще и чаще современные люди приходят к пониманию того, что значит для них история своего рода. Строительство «семейного гнезда» – первый шаг на пути к восстановлению прежней роли родовой усадьбы, сохранению и уважению истории своих предков.

На сегодняшний день «усадьбой» можно назвать достаточно большой земельный участок с различными хозяйственными постройками, «хозяйским» домом, местом для отдыха и, как правило, бассейном и детской площадкой. Конечно, жизнь в современном «родовом гнезде» отличается от того, что было доступно нашим предкам. Современные загородные посёлки строятся с хорошо продуманной инфраструктурой, их обитателям доступны все блага цивилизации, но неизменным остаётся одно – жизнь в гармонии с природой и с самим собой. Бескрайние просторы, зелёные или заснеженные поля, естественные водоёмы, конные прогулки и катания на лодках не перестают быть «модными» вот уже почти 200 лет.

Как и прежде, люди стремятся сделать своё «родовое гнездо», которое будет передаваться из поколения в поколение, необычным, особенным, или как теперь принято говорить – эксклюзивным. Именно поэтому будущие владельцы усадеб заказывают индивидуальные проекты домов, используют неординарные решения в области ландшафтного искусства, обращаются к профессиональным дизайнерам и выбирают участки, расположенные рядом с живописными водоёмами и лесными массивами. Фасад и внутреннее убранство дома могут быть выполнены в любом стиле, благо современные технологии строительства и отделки позволяют это сделать. Современный хай-тек, колониальный стиль, строгий модерн – выбор практически неограничен. Всё это позволяет обустроить особенный мир в соответствии со своим представлением о фамильном доме.

Современные владельцы «поместий» предпочитают дома, построенные и декорированные с использованием натуральных материалов: дерева, камня, экологически безопасной штукатурки, тканевых обоев и т.п. Это не только престижно, но и безопасно с экологической точки зрения. Безусловно, такая «игра» фактурой и текстурой материалов позволяет создавать уникальные интерьеры современных фамильных домов. И если раньше из-за больших окон жители старинных поместий мёрзли зимой и изнывали от жары в тёплое время года, то сегодня пластиковые окна и новейшие теплоизоляционные материалы позволяют реализовать любой проект дома, в котором будет тепло в холодное время года и прохладно летом.

Архитекторы и инженеры, проектирующие современные родовые усадьбы, уделяют очень большое внимание выбору теплоизоляционных материалов, ведь речь идет не о летнем дачном жилище, где семьи проводят ограниченное количество времени, а о доме для постоянного круглогодичного проживания. Так, в современном загородном строительстве нашла широкое применение природный материал, каменная вата ROCKWOOL ЛАЙТ БАТТС – благодаря своей экологической безопасности, негорючести и простоте монтажа. В качестве звукоизоляции часто применяют каменную вату ROCKWOOL АКУСТИК БАТТС с высокими показателями звукопоглощения.

«Идея родовых усадеб позитивна»

Идея возрождения усадеб нашла одобрение и у Дмитрия Медведева. Ещё в 2007 году в своём открытом интернет-общении на вопрос «Что Вы думаете об идее восстановления фамильных поместий?» он ответил так: «Идея родовых усадеб позитивна. Это полезно как для страны в целом, так и для отдельного человека. Гораздо приятней жить на природе, чем в мегаполисе». Примерами возрождения усадебной культуры служат не только «поместья», расположенные вдоль Ново-Рижского, Рублево-Успенского и Дмитровского шоссе, но и за несколько тысяч вёрст от Москвы. Так, известный режиссёр и деятель культуры Никита Михалков построил свой фамильный дом в Нижегородской области. Именно эта земля принадлежала дворянам Кончаловским до революции. А после 2000 года Михалков стал облагораживать территорию усадьбы площадью ни много, ни мало 115 гектаров (а это почти 8 футбольных полей!). Из отборных брёвен были построены гостевые избы, дом для охраны, домовая церковь, княжеские палаты, конюшни и столовая для прислуги. Безусловно, «барская» жизнь накладывает свои обязательства, а потому Михалков не только проводит время в своём поместье, но и следит за порядком на вверенных ему землях.

Читайте также:  7 советов от профессионалов для выбора практичной и надежной кровати

Фамильная усадьба, безусловно, подчеркивает статус человека, его возможности. Но настоящее «родовое гнездо» создаётся не за счёт престижного места и эксклюзивной мебели, выписанной из Франции, а за счёт неповторимой ауры дома, его «души». Особую роль играют антикварные и фамильные вещи, сохранённые в каждой конкретной семье вне зависимости от того, как складывалась жизнь и был ли соблазн продать фамильную реликвию. Фотографии, иконы, ковры, старинная мебель и другие предметы интерьера с «историей» создают ту самую атмосферу «родовой усадьбы».

Эпоха урбанизации и «холодного» хай-тека постепенно уступает место комфортному и «живому» стилю жизни. Люди не хотят больше задыхаться в пыльных и загазованных мегаполисах – они стремятся к естественному, чистому и настоящему. Благо достижения цивилизации позволяют построить современное и совершенное жильё за пределами города в условиях первозданной природы. А как обустроить новое «родовое гнездо» и проводить свой досуг, вам подскажут опыт и традиции предков.

Николо-Прозорово усадьба

Усадьба Николо-Прозорово была когда-то богатой и благоустроенной, с уютным летним домиком, ныне полностью утраченным, парой флигелей, оранжереей, декоративным гротом и другими постройками. Сейчас от усадьбы остались только руины.

Из истории Николо-Прозорова

Николо-Прозорово – в прошлом Шипилово – одно из родовых гнезд знатного русского дворянства. При этом важнейшей составной частью всей усадебной инфраструктуры и ее архитектурного ансамбля была Никольская церковь с колокольней. Благодаря ей старинное Шипилово и получило статус села, со временем изменилось и название на Никольское-Прозоровское.

Шипилово издавна было вотчиной знатных вельмож, таких как князь Василий Семенович Серебряный. Именно при нем оно впервые упоминается в исторических документах XVI века, примерно в 1548 году. Однако с течением времени род Серебряных впал в немилость царя Ивана Грозного, его представители подверглись суровой опале, и на сыне князя Борисе история этой династии фактически прервалась. Шипилово без должного надзора также захирело и превратилось в пустошь.

Дальнейшая судьба Шипилова связана с боярином Никитой Ивановичем Юрьевым. А в 1620-1630 годы новоиспеченное село стало собственностью братьев Прозоровских – князя Семена и унаследовавшего Шипилово после его смерти Матвея Васильевича. В писцовых книгах за 1623— 1624 годы об этом содержатся соответствующие сведения.

Вместе со статусом села церковь даровала Шипилову и новое имя: по старинной традиции оно получило название в честь своего храма и впредь стало называться Никольским, поначалу в обиходе, а вскоре и вполне официально. Уже в генеральном плане округи за XVIII век село носит именно это имя. Впоследствии к нему добавится и фамилия хозяев здешней земли, Прозоровских.

Село переживало разные времена. Была пора, когда наряду с усадьбой и Никольской церковью его составляли всего две пары крестьянских дворов. Наконец в 1747 году, после смены целого ряда владельцев, оно стало собственностью генерал-аншефа Ивана Андреевича Прозоровского. Он сумел породниться с семьей великого русского полководца: старшая дочь князя Варвара вышла замуж за генерал-майора Александра Васильевича Суворова, чья усадьба располагалась по соседству.

Андрей Иванович Прозоровский, став новым владельцем усадьбы, в 1792 году на месте обветшавшей деревянной выстроил новую Никольскую церковь, из прочного кирпича. К тому времени ее местоположением был уже богатый и ухоженный парк, разбитый в процветавшем имении. Возле храма была поставлена и новая колокольня, в три яруса, спроектированная в стиле русского классицизма.

В приделе Преподобной Марии Египетской была устроена родовая усыпальница князей Прозоровских. В числе первых в ней был упокоен строитель церкви, генерал-майор Андрей Прозоровский. Уйдя в отставку (1779), он тихо дожил свой век в имении Никольское-Шипилово (так пока еще именовалось Николо-Прозорово) и отошел в мир иной 15 августа 1800 года.

Усадьбу Николо-Прозорово унаследовал его двоюродный брат Александр Александрович Прозоровский, имевший высокий чин фельдмаршала и прославившийся как в Семилетней войне с Пруссией, так и в ходе военной кампании «времен очаковских и покоренья Крыма».

Бравый полководец, бывший одно время главнокомандующим Москвы, был ярым противником вольнодумства и якобинских идей; он арестовал просветителя Новикова и был назван Потемкиным в письме к императрице Екатерине «самой старой пушкой, которая будет непременно стрелять в Вашу цель, потому что своей собственной не имеет». В числе казусов, случившихся с фельдмаршалом, было включение им в список запрещенных книг карамзинского перевода «Юлия Цезаря» Шекспира: в подстрочных ссылках на цитаты из Святого Писания Прозоровский усмотрел «опасную масонскую кабалистику».

Миновало еще несколько поколений владельцев усадьбы, и в середине XIX столетия ее хозяевами стали князья Трубецкие. Один из них, Юрий Трубецкой, стал супругом Анны Ивановны Прозоровской и получил имение в приданое. Именно при князе Юрии Ивановиче имение начали обустраивать, а сама усадьба стала называться Никольское-Прозоровское (обиходно – Николо-Прозорово).

Между тем подросла внучка Ивана Прозоровского Варвара Трубецкая. Она стала наследницей Николо-Прозорова в середине XIX столетия. Супруг княгини состоял в дипломатическом корпусе и потому подолгу жил за границей, дочь вышла замуж за французского аристократа известной фамилии Биронов, и Варвара Трубецкая с удовольствием посвящала большую часть своего времени благоустройству усадьбы.

Именно благодаря ее энергии и фантазии главный усадебный дом в стиле барокко стал двухэтажным и украсился фронтонами луковичной формы, под которыми прорезали большие арочные окна, дабы можно было наслаждаться обзором окружающих красот не выходя из дома.

К центральному усадебному зданию добавились и два флигеля. В имении появилась красивая парковая зона с тенистыми аллеями и великолепными экземплярами раскидистых дубов и вязов, высоких сосен, лиственниц, белоствольного березняка и сине-зеленых елей. Для редких растений выстроили оранжерею, а для отдыха хозяев и гостей на лоне природы выкопали живописный пруд удлиненной треугольной формы.

Следующими владельцами имения были состоятельные купцы Сычев и Кузнецов, богатый фабрикант Франц Рабенек, а последним хозяином Николо-Прозорова, вплоть до революционных потрясений 1917 года, оставался московский промышленник Владимир Рябушинский.

После революции

После революционных событий октября 1917 года в бывшем дворянском имении в Николо-Прозорове поначалу устроили общежитие, а затем разместили дом отдыха для советских трудящихся, и бывший храм стал просто частью усадьбы, невразумительным строением без звонницы, крестов и колоколов.

На территории бывшего имения еще в 1920-е годы власти организовали так называемую Школу ликбеза. Спустя некоторое время она сгорела при пожаре, и вся усадьба была передана под ведомство местной Сельскохозяйственной академии. Для удобства работы ученых-селекционеров неподалеку от храма был разбит фруктовый сад, однако скоро и он был заброшен.

В последующие годы усадьба окончательно превратилась в руины, словно памятник советской бесхозяйственности и неумению наладить дело. Разруха и запустение поселились здесь надолго.

Современное состояние усадьбы

Когда-то усадьба в Николо-Прозорове была жемчужиной местной архитектуры.

Сегодня некогда цветущая усадьба представляет собой сплошные руины, замшелые и рассыпающиеся даже не столько от времени, сколько от страшнейшего из бедствий произведений любого зодчества – бесхозяйственности и равнодушия. Еще в 1955 году в научно-популярном труде «Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV— XIX веков» было помещено описание усадьбы, достойной всяческих сожалений:

«В запущенном пейзажном парке – гроты, руины, остатки оранжерей XVIII в. и пруд, за которым стоит живописная псевдоготическая башня, также середины XIX в.».

На данный момент ни гроты, ни башня не сохранились, и уже весьма затруднительно определить в «графских развалинах» некогда красивый дворец в стиле барокко, стилистика которого была изрядно «размыта» различными приемами архитектурной эклектики. Ее черты носил на себе прежде всего кирпичный главный усадебный дом в два этажа, стилизованный под здания знаменитого Растрелли.

Пилястры, фронтоны, затейливая резьба наличников и другие архитектурные и декоративные изыски традиционно привлекали в эту усадьбу людей творческих. Еще в советские годы она была реставрирована и выглядела весьма сносно, что позволило снимать в ее интерьерах атмосферные художественные фильмы, такие как «Лес» Владимира Мотыля.

На базе выстроенных в середине XIX века родней Ивана Прозоровского большого двухэтажного усадебного дома и пары флигелей в годы советской власти был развернут санаторий. В этих зданиях располагалась его административная часть, а для лечебных помещений построили еще одно. Однако старые дома нуждались в реставрации, а в 90-е годы XX века все работы в усадьбе из-за отсутствия финансов были заморожены.

Нынешние руины усадьбы выглядят символичным памятником не только российской истории, но и ее вечным долгостроям, эпохе экономической неурядицы и отсутствию должного внимания со стороны нынешних государственных властей к культурному и архитектурному наследию страны. В особенности резким контрастом это выглядит на фоне цветущего по соседству православного храма Николая Чудотворца, для которого заинтересованные люди и организации сумели найти средства и на реставрацию, и на постройку новой колокольни.

Усадьба Николо-Прозорово

Усадьбу Николо-Прозорово смело можно назвать одной из самых незаметных в Подмосковье. Но не из-за ее истории или архитектуры – здесь есть на что посмотреть и над чем поразмыслить даже сейчас, по прошествию более 150 лет с момента ее постройки. Деревья и кустарники так плотно и густо обступают старый усадебный дом, что в теплую половину года, когда на деревьях распускается листва, увидеть его с дороги почти невозможно. Но даже зимой, когда лес становится прозрачным, очертания усадьбы прячутся за густым переплетением ветвей.

Мы не полагались на случай и заранее посмотрели карту – где искать усадьбу. Главным ориентиром послужила церковь Николая Чудотворца, расположенная сразу напротив имения с противоположной стороны дороги. История этих мест неразрывно связана с этим храмом, который дал половину названия селу Николо-Прозорово и самому имению.

Впервые в начале XVII века здесь построил деревянную церковь боярин Никита Иванович Юрьев. Позднее, ориентировочно в середине того же столетия, земли перешли во владение к князьям Прозоровским и более века передавались по наследству внутри княжеского рода.

Читайте также:  Преимущества пленки полиэтиленовой для ремонта

В 1747 году имением владеет генерал-аншеф князь Иван Андреевич Прозоровский. Его старшая дочь – княжна Варвара – выходит замуж за великого полководца Александра Васильевича Суворова. Сын – Андрей Иванович Прозоровский – строит в 1792 году кирпичную церковь на месте старой деревянной. Помимо главного престола, посвященного Николаю Чудотворцу, появляются два новых придела: в честь Рождества Николая Предтечи и в честь Марии Египетской. В этом виде храм сохранился до наших дней. За тяжелый XX век почти полностью были утрачены фрески на стенах, иконостас, разобрана колокольня. Но в конце 80-х понемногу началась реставрация, в 2002 в храме стали регулярно проводиться богослужения, а позднее заново отстроили колокольню и полностью отремонтировали фасады.

Род князей Прозоровских владел имением до первой половины XIX века, пока оно не перешло князьям Трубецким в качестве приданого Анны Ивановны Прозоровской, вышедшей замуж за князя Юрия Ивановича Трубецкого. Новый хозяин построил двухэтажный дом в стиле барокко, два флигеля, летний домик на берегу пруда, расширил парк. Имение обрело новый вид, отчасти сохранившийся до наших дней. В память о прежних хозяевах, усадьба и село получают вторую часть названия – Николо-Прозорово (Николькое-Прозоровское).

По прошествию стольких лет по берегу пруда и сейчас все так же приятно гулять, а в заросшем парке можно попробовать угадать расположение старых тропинок. Но там, где раньше была открытая площадка перед домом, которую хорошо видно на фотографии 1861 года, сейчас стеной стоит лес.

На фотографии запечатлен исторический момент: приехавший из города мировой посредник зачитывает со ступеней дома манифест об освобождении крестьян – отмене крепостного права.

В конце XIX века усадьбой владели купцы Ф.А. Рабенек, В.Г.Сычев, а перед самой революцией хозяином имения был купец и банкир Владимир Павлович Рябушинский, эмигрировавший затем во Францию.

В советские годы территорию и постройки усадьбы использовали для различных хозяйственных нужд, а позднее даже начали возводить санаторий , административный корпус которого должен был расположиться в старинном усадебном доме, но строительство так и не было завершено.

Сейчас от некогда богатого имения осталась только церковь, а все остальные постройки – дом, флигели, оранжереи, грот – превратились в руины и заросли лесом.

Теперь сюда приезжают любители всевозможных тайн и загадок, игр-квестов и даже кладоискатели. Восстанавливать усадьбу пока никто не собирается.

Координаты усадьбы Николо-Прозорово: 56°4’56″N 37°37’8″E

Дворяне борются за

Возможность вернуть права на конфискованную в 1917 году недвижимость появилась у потомков состоятельных людей

– Если архитектурные ценности будут выставлять на торги, то ведь можно и владельцам их вернуть, я так понимаю? Почему мы должны выкупать свой дом дважды? – говорит Михаил Арсентьев, сын прямого наследника особняка на улице Коммунистической, 22, в Улан-Удэ

Первого июля 2005 года может начаться приватизация памятников культурного наследия – таково последнее решение правительства РФ. Отмена моратория, установленного в июне 2003 года Федеральным законом , означает, что здания и сооружения, принадлежавшие богатым людям до революции, могут быть выставлены на открытые торги. Порядок приватизации еще не разработан, но такая позиция возмущает потомков пострадавших от национализации. В частности, группа российских аристократов требует компенсации за отнятые большевиками дворцы и усадьбы.

В Бурятии аристократов почти нет. Но есть много наследников уважаемых родов, которые также хотели бы вернуть принадлежавшее их предкам имущество. О нововведении они разного мнения.

Семейство Голиковых, потомственных дворян, проживает в Улан-Удэ с 1932 года. Сюда они были вынуждены бежать из Москвы, опасаясь репрессий. Все имущество некогда состоятельного рода, владевшего недвижимостью в Москве, Подмосковье и Оренбургской области, было национализировано.

– Дед нам раньше так по углам и говорил: – вспоминает 41-летняя Екатерина Чипизубова, урожденная Голикова. – Ну какие мы дворяне, думалось раньше. Если двора нет, дворянства тоже.

Упоминание о роде Голиковых как о , сохранилось в старых архивах. В частности, там указывается, что предки Голиковых владели поместьями в Боровском и Рузском уездах Российской империи. Один из них, купец Иван Илларионович, в 1788 году был отмечен Екатериной II золотой медалью и шпагой . Потомственное дворянство Климентий Гаврилович Голиков, на-дворный советник, получил

10 лет спустя милостью императора Павла I.

Историю последних поколений своего рода Голиковы знают наизусть. Сохранились многочисленные документальные свидетельства, которые тщательно скрывались в годы советской власти в вечном ожидании энкавэдэшников. К примеру, о том, что венчание их прадеда Андрея Андреевича Голикова с гречанкой Марией Владимировной Кантаржи происходило не где-нибудь, а в домовой церкви князей Куракиных. Кстати, прадед был известным актером, играл во МХАТе и даже снимался в одном из первых фильмов вместе со знаменитым Игорем Ильинским. Дальней родственницей Андрею Андреевичу приходилась детская поэтесса Агния Барто. Бережно передаются из поколения в поколение многочисленные фотографии. Одну приходилось прятать особо – на ней малолетний дедушка изображен в мундире лейб-гвардии Семеновского полка, к которому как потомственный дворянин был приписан с самого рождения.

Голиковым не удалось сохранить семейные драгоценности, которых, судя по фотографиям, у прабабушки было немало. Но остались другие раритеты, которые с полным правом можно отнести к антиквариату. Это огромные настенные часы, которым не менее полутора сотен лет. Они, кстати, видны на заднем плане фотографии, запечатлевшей сватовство Андрея Голикова к Марии Кантаржи. Можно только представлять, каких усилий стоило перевезти их из Москвы в далекий Верхнеудинск. По словам Екатерины Андреевны, ремонтировались эти часы только однажды, в 1908 году, о чем есть специальная отметка. Возраст волшебной красоты хрустальной вазы тоже насчитывает не менее 100 лет – только щелкнув по ней пальцем, начинаешь понимать, что же это такое – настоящий хрустальный звон. От французского сервиза на 36 персон осталось всего несколько тарелок, но они тоже семейная реликвия. Как и лото, в которое играли еще в начале прошлого века.

Улан-удэнцы Голиковы знают о том, что их предкам принадлежало немало недвижимого имущества. К сожалению, огромный двухэтажный особняк в Москве был снесен в

80-е годы. Возможно, такая же участь постигла имения в Оренбургской области. Но велика вероятность, что до сих пор целы семейная дача и дом в подмосковных Болшеве и Барковке.

– В Барковке сейчас, говорят, элитные генеральские дачи. У меня брат ездил, нашел. Там вроде четырехквартирный дом сделали, – улыбается Екатерина Чипизубова. – Жили бы в Москве, может, знали бы. А так. Не верим мы, что когда-нибудь что-нибудь государство нам вернет. А выкупить – откуда у нас такие деньги?

Младшее поколение Голиковых в лице 12-летнего Коли, сына Екатерины Андреевны, об этом даже не задумывается и пока мечтает просто увидеть дом предков.

– Надо просто хранить память об этом, честными быть, – говорит 70-летняя Людмила Петровна Голикова. – Мы детей порядочными вырастили, это главное.

В самом центре Улан-Удэ, на улице Коммунистической, 22, стоит один из старейших и красивейших домов Верхне-удинска – двухэтажный, с мезонином и балконами. По-строил его в начале XX века зажиточный крестьянин Евтихий Арсентьев. Его внук и единственный наследник живет в нашем городе и мечтает вернуть родовое гнездо.

– Раньше никому нельзя было сказать, что это моего деда и отца дом, – говорит 76-летний Георгий Петрович Арсентьев. – Сейчас времена изменились, демократия. Не знаю, удастся ли вернуть. Хорошо бы детям и внукам оставить.

Георгий Петрович родился в 1928 году, но по рассказам матери знает, что участок под строительство на перекрестке нынешних Коммунистической и Кирова его дед выкупил в 1908 году. Отец Георгия Арсентьева трудился в селе Елань Бичурского района на принадлежащих семье сельхозугодьях, выращивал хлеб. А дед Евтихий Кириллович в городе продавал урожай и содержал небольшой магазинчик в Гостиных рядах, где торговал швейными машинками .

Революция лишила семью всего. Всех деталей Георгий Петрович не знает, но в 1930 его отца арестовали, он так и пропал без вести. Семье пришлось пережить долгие годы ссылки, и на родину они смогли вернуться только в 1937 году. Дом, естественно, уже был занят.

Теперь Георгий Арсентьев хочет вернуть родительскую усадьбу, не столько для себя, сколько для детей и внуков. Его поддерживают сыновья. По словам Михаила Арсентьева, еженедельные паломничества к дому предков являются одним из первых воспоминаний его жизни. Вместе с бабушкой Еленой Кононовной после посещения Свято-Вознесенского храма они обязательно приходили на Коммунистическую, и бабушка осеняла крестом усадьбу.

– Я вплотную этим вопросом занимаюсь где-то полгода. Предпринимаем кое-какие шаги, чтобы хоть часть дома вернули, ведь отобран он был незаконно, – говорит Михаил Георгиевич. – Кроме этого дома, был еще один двухэтажный, были лабазы, вся территория вплоть до бывшего магазина была выкуплена. Если отцу хоть какую-то материальную компенсацию дадут, я буду благодарен.

Нынче в арсентьевском доме располагаются , МУП и позная. Больше всего Михаила Арсентьева возмущает то, что они пусть незначительно, но изменяют архитектуру здания, хотя дом является частью культурного наследия. По его мнению, было бы лучше, если бы в доме предков располагалось какое-нибудь серьезное государственное учреждение.

Дом Арсентьевых действительно стоит на государственной охране, но только как памятник истории, прокомментировала Любовь Мордвина, начальник отдела Научно-производственного центра охраны памятников. Его историческая ценность состоит в том, что в 1918 – 1920 гг. в этом здании располагался ЦИК Советов Сибири.

– Хотя, несомненно, он представляет и архитектурную ценность, – соглашается Любовь Витальевна. – Просто этим вплотную никто не занимался.

В начале прошлого века одним из самых уважаемых людей Троицкосавска (сегодня г. Кяхта) по праву считался Раднажап Бимбаев – монголовед, филолог, переводчик, знавший двенадцать языков, общественный деятель. Он был расстрелян за участие в семеновском движении. Его внук Эрдэм Ринчинэ уже давно предпринимает попытки вернуть принадлежавшее предку имущество – один из домов в центре Кяхты.

– По тем временам Раднажап Бимбаев получал около 97 рублей жалованья. А, как мне говорили историки, в то время средний чиновник мог содержать семью всего на семь рублей зарплаты! – с гордостью рассказывает Эрдэм Дондокович. – Так что он мог позволить себе сразу два каменных дома.

Кроме того, у Бимбаева была недвижимость за границей, в нынешней Монголии. Там живет еще один его внук, академик Ринчин. По словам Эрдэма Ринчинэ, они с родственником вопрос о дележе наследства решили полюбовно – каждый будет бороться за собственную долю имущества в своей стране.

70-летний Эрдэм Дондокович с супругой Эльвирой Эрдынеевной хотят добиться возврата одного из двух домов в Кяхте, принадлежавших деду. В нем сегодня на первом этаже располагается магазин, а на втором, деревянном, – несколько квартир. Что касается другого дома, то в нем сейчас располагается музыкальное училище, и Ринчинэ решили на него не претендовать.

Читайте также:  Что нужно, чтобы выгодно продать квартиру?

– Вот так и получается: я щажу государство, а оно меня не щадит, – говорит Эрдэм Дондокович. – Но один дом я все-таки хочу отвоевать для своих детей и внуков. Это дело принципа.

Так считает Валерий Гурьянов, доцент ВСГАКИ и признанный эксперт по истории Верхнеудинска:

– Если советская власть отобрала в 1917 году, почему бы не вернуть потомкам? Если здания предполагается выставлять на открытые торги, то, по моему мнению, наследникам можно было бы продать по остаточной стоимости. Если дому, скажем, 200 лет, дорого не могут за-просить. У нас есть дома, которые с 1917 года вообще без капремонта стоят, – такие вообще надо бесплатно отдавать потомкам.

Николо-Прозорово: русское дворянство вило свои родовые гнезда в этом поселке

История места, называемого ныне поселок Николо-Прозорово такова. В первой половине XVI века здесь находилось село Шипилово, принадлежавшее князю Василию Семеновичу Серебряному. При Иване Грозном представители этого рода подвергались опале, и, когда на сыне Василия Семеновича род прекратился, – село превратилось в пустошь. Местность позже числилась за боярином Никитой Ивановичем Юрьевым, который в начале XVII века выстроил здесь деревянную церковь в честь святителя Николая Чудотворца, и село получило второе название – Никольское. Затем (вероятно в 1620-30-х гг) оно перешло к братьям князьям Прозоровским – Семену, а после его смерти и Матвею Васильевичам. В середине XVII века в селе числилось всего 4 крестьянских двора. Сохраняясь преимущественно внутри родового наследия Прозоровских, усадьба (вернее ее части) в течение века сменяла владельцев. Однако к 1747 г. имение полностью стало собственностью одного из представителей четвертого поколения Прозоровских – генерал-аншефа князя Ивана Андреевича. Старшая дочь князя – княжна Варвара стала женой великого полководца, тогда генерал-майора Александра Васильевича Суворова.

В 1792 г. на месте деревянного храма в честь святителя Николая Чудотворца по заказу владельца князя Андрея Ивановича Прозоровского был построен из кирпича новый одноименный храм, содержащий уже три предела. В клировых ведомостях за 1798 год записано, что церковь во имя Николая Чудотворца имеет так же приделы: в честь Рождества Иоанна Предтечи и в честь преподобной Марии Египетской.

По смерти Андрея Ивановича, обустройство усадьбы и содержание храма в 90-х гг принял на себя фельдмаршал Александр Александрович (двоюродный брат Андрея Ивановича) Прозоровский. Еще через несколько поколений в сер ХIХ в. в качестве приданого Анне Ивановне Прозоровской имение переходит во владение князей Трубецких. При князе Юрии Ивановиче Трубецком были построены главный дом и два флигеля, а сама усадьба стала называться Никольское-Прозоровское (обиходно – Николо-Прозорово). В дальнейшем имение принадлежало фабриканту Ф.А.Рабенеку, купцу В.Г.Сычеву. Последним владельцем до 1917 г. был московский промышленник В.П. Ряушинский. >

Автором новой кирпичной церкви, построенной в 1792 г., одни исследователи считают (и не без оснований) замечательного русского зодчего Матвея Федоровича Казакова, некоторые другие – архитектора его школы. Строение церкви, как архитектурный памятник, представляет значительный историко-культурный интерес как пример центрической культовой постройки конца ХVIII века. Церковь построена в строгом классическом стиле и имеет крестово-купольную форму. От кубического центра храма отходят четыре одинаковых прямоугольных рукава – два придела, апсида и притвор. Северный и южный рукава оформлены тосканскими портиками, а восточный и западный – четырехпилястровыми. Сферический купол завершается небольшим световым барабаном и луковичной главкой. Алтарь украшен колоннами и пилястрами с лепными капителями коринфского ордера. Фасады храма по штукатурке выкрашены охрой, а детали декора побелены. Вблизи западного портала на одной оси с храмом стояла трехъярусная колокольня, выстроенная в классическом стиле. Ее кубический первый ярус нес еще два с арочными пролетами. Углы второго яруса были украшены сдвоенными колоннами. Колокольню венчал купол со шпилем. Вокруг храма была разбита парковая зона.

Шло время. К 1909 г храм значительно обветшал и требовал ремонта. К этому времени росписи стали осыпаться, потемнел иконостас. Храм собирались ремонтировать. Несколько лет решался вопрос о средствах и способах сохранения и восстановления росписи. Но с началом Первой мировой войны, капитальный ремонт отложили до ее окончания. По причине революционных событий 1917 г. реставрационные работы так и не состоялись. В 1936 г храм окончательно был закрыт, колокольня и здание сторожки разрушены. В советское время здание церкви числилось как прилегающее к усадьбе, в которой располагались общежитие, а затем дом отдыха.

В 1980-х в храме проводились реставрационные работы трестом “Мособлстройреставрация” по проекту архитектора М.Н. Айзенберга. В ходе работ был несколько обновлен фасад здания. Обновление фасада производилось с целью использования усадебного комплекса и прилегающей к ней церкви в общем строящемся ансамбле пансионата “Марфино”. Храм был взят на государственный учет как памятник истории и культуры республиканского, затем (с 1995 г.) федерального значения. Но внутри его состояние было много хуже наружного: росписи почти не сохранились, иконостас утрачен. Настоящие реставрационные работы внутренних интерьеров начались только после вторичного открытия храма спустя двадцатилетие.

Деятельным участием свящ. Владимира Симакова в январе 1993 года была зарегистрирована община церкви Николая Чудотворца. В течение последующего года шло согласование о передаче храма в пользование церковной общине. С 1995 года в храме возобновились пока эпизодичные богослужения. Регулярными богослужения стали только с 1998 г. В это время храм переведен из Пушкинского в Мытищинское благочиние.

В октябре 2001г указом митрополита Ювеналия настоятелем Никольской церкви назначен клирик Владимирского храма г. Мытищи священник Александр Кисурин . В июне 2002 год община была зарегистрирована как местная православная религиозная организация прихода Никольской церкви пос. Николо-Прозорово. Началось возрождение церковной жизни. Регулярные богослужения привлекали в храм все большее число верующих. Началось строительство домов причта, обустройство храмовой территории. С лета 2004 года при приходе преимущественно на благотворительной основе действует летняя православная дача для детей из православных семей. В рамках летнего объединения с детьми ведется воспитательно-просветительская, паломническая работа. В июне 2004 года на территории причта построена деревянная купель в честь святителя Феофана Затворника. Так же на территории причта был сооружен небольшой деревянный Крестовоздвиженский храм-часовня, освященный в декабре 2005 год по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия благочинным церквей Мытищинского округа протоиереем Димитрием Оловянниковым в сослужении духовенства благочиния.

30 марта 2008г при большом стечении молящихся Высокопреосвященнейшим митрополитом Ювеналием в сослужении духовенства Московской Епархии освящены все три придела: главный – в честь Николая Чудотворца, а так же боковые – в честь Рождества Иоанна Предтеча и прп. Марии Египетской.

За последние 2007-2008 годы по проекту архитектора Пенчукова П.П. на прежнем историческом месте воссоздано здание колокольни. Водружено навершие с крестом и установлена, освященная благочинным церквей Мытищинского округа прот. Димитрием Оловянниковым, звонница.

Николо-Прозорово. Часть 2: Святая купальня Тихона Задонского, пруд и руины старой усадьбы

Матушка Тамара также посоветовала сходить в купальню и окунуться в купель с освященной водой. Она дала мне ключ и показала, куда идти.

Святая купальня Тихона Задонского

Всего при храме святителя Николая Чудотворца две купальни. Первая, небольшая, освященная в честь святителя Феофана Затворника, была построена в 2004 году. Она не могла вместить всех желающих, и поэтому в 2009 году на берегу старинного пруда была построена вторая, освященная в честь святителя Тихона Задонского.

Купальня открыта ежедневно, и любой желающий может погрузиться в купель для омовения. Войдя в нее, я услышала журчание. Сначала мне показалось, что это дождь стучит по крыше. Но присмотревшись, увидела две струйки воды, стекающие с большого каменного креста. На стене за ним – список со старинной иконы святителя Тихона Задонского. Ее оригинал хранится во Владимирском соборе Задонского Рождество-Богородичного мужского монастыря в Липецкой области. На Крещение и празднование иконы Божией Матери «Живоносный Источник» воды купели освящаются.

Купальня Тихона Задонского

Купальня окружена террасой, откуда открывается красивый вид на пруд. На стенах – выдержки из сочинений Тихона Задонского.

Купальня Тихона Задонского

Пруд в Николо-Прозорова

После посещения храма я отправилась осматривать руины усадьбы Прозоровских-Трубецких. Почти напротив храма, на другой стороне дороги, в лес уходит узенькая тропинка. Пройдя метров 30, за деревьями я увидела развалины…

История усадьбы Николо-Прозорово (Никольское-Прозоровское)

Как я уже писала в предыдущем посте, начиная с 20-30 годов XVII века усадьбой владели князья Прозоровские. В середине XIX века она перешла во владение князей Трубецких в качестве приданного Анне Ивановне Прозоровской. При Юрии Ивановиче Трубецком были построены главный дом и два флигеля в стиле растреллиевского барокко.

Южная часть парка, примыкающая к усадебному дому, была четко распланирована. Северная имела пейзажный характер. В книге «Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX веков» (Москва, 1955), говорится: «В запущенном пейзажном парке – гроты, руины, остатки оранжерей XVIII в. и пруд, за которым стоит живописная псевдоготическая башня, также середины XIX в.»

Затем усадьба принадлежала фабриканту Ф.А.Рабенеку, купцу В.Г.Сычеву, а последним ее владельцем до революции был промышленник В.П.Рябушинский. После 1917 года в ней располагалось общежитие, затем дом отдыха, а потом она и вовсе опустела…

К сожалению, практически ничего не удалось рассмотреть. То, что еще в 1955 году было «запущенным парком», превратилось в густой лес. Вокруг руин дома бурно разрослась рудеральная растительность – крапива, иван-чай и др. На все это невозможно было смотреть без слез. Я попыталась пройти немного вокруг развалин, но вскоре была вынуждена повернуть назад. Видимо, приеду сюда еще раз поздней осенью или весной, когда не будет такой высокой травы, а листья не будут закрывать строения.

Руины усадьбы Николо-Прозорово

Руины главного усадебного дома

Церковь Николая Чудотворца и усадьба Николо-Прозорово на карте

Как добраться до Николо-Прозорово

На машине: Дмитровское шоссе, 38-ой км, в Сухарево правый поворот на Марфино и Катуар. Далее все время по главной дороге (по указателю «Зеленый мыс»), мимо усадьбы Марфино. Дорога местами очень узкая и петляет. После Гольф-клуба по левой стороне будет видна церковь. Усадьба – справа, в лесу.

Общественным транспортом:
На автобусе: м. Алтуфьевская, далее автобус № 519 до Марфино. В Марфино остановка «Магазин». Далее автобус №60, до храма.
На электричке: до ст. Лобня Савеловской ж.д., далее автобус № 60 (автобус идет до д. Румянцево).

Ссылка на основную публикацию