Распределение рисков между сторонами

Статья 705 ГК РФ. Распределение рисков между сторонами

Новая редакция Ст. 705 ГК РФ

1. Если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором подряда:

риск случайной гибели или случайного повреждения материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая их сторона;

риск случайной гибели или случайного повреждения результата выполненной работы до ее приемки заказчиком несет подрядчик.

2. При просрочке передачи или приемки результата работы риски, предусмотренные в пункте 1 настоящей статьи, несет сторона, допустившая просрочку.

Комментарий к Ст. 705 ГК РФ

1. Нормы комментируемой статьи имеют в виду прежде всего риски, связанные с достижением результата работ, т.е. определяют случаи, при которых подрядчик сохраняет или не сохраняет право на вознаграждение за работу при невозможности достижения результата по случайным причинам.

Нормы о риске случайной гибели применяются только в том случае, если порча и повреждение имущества произошли не по вине одной из сторон договора (ср. с положениями ст. 714 ГК РФ).

Указанные в п. 1 комментируемой статьи риски случайной гибели (повреждения) материалов, оборудования и иного имущества совпадают с рисками собственника, если предоставившая их сторона является одновременно их собственником. Однако подрядчик может, например, использовать для производства работ арендованное оборудование, равно и заказчик может, например, передать в починку вещь, которой он владеет как ссудодатель. В этих случаях распределение рисков недостижения результата работ не обязательно будет совпадать с рисками собственника соответствующего имущества.

Риск подрядчика при случайной гибели (повреждении) предоставленных им материалов и т.д. заключается в том, что он не освобождается от обязанности выполнить работу и сдать ее результат и соответственно лишается права на вознаграждение за уже проделанную работу. Риск подрядчика при случайной гибели (повреждении) предоставленных им материалов и т.д. заключается в том, что он не освобождается от обязанности предоставить эти материалы и т.д. и несет последствия неисполнения этой обязанности в соответствии со ст. 719 ГК.

2. Принципиальным для подрядных отношений является отдельно выделенный в п. 1 комментируемой статьи риск гибели (повреждения) результата работ. Возложение на подрядчика риска случайной гибели (повреждения) результата работ до его приемки заказчиком (вне зависимости от того, кто является собственником имущества) является частным случаем выполнения подрядчиком работ за свой риск (ст. 705 ГК РФ).

Возложение на подрядчика риска случайной гибели предмета подряда объясняется тем, что предмет подряда является результатом деятельности подрядчика. Поэтому если заказчик не получает от подрядчика этого имущества по причинам, которые не могут быть поставлены в вину одной из сторон, было бы несправедливо обязывать заказчика оплатить работу, результатом которой он воспользоваться не может. Если работа заказчиком частично уже оплачена, подрядчик обязан вернуть полученное обратно.

О приемке работы (ее результата) см. ст. 720 ГК.

3. В п. 2 комментируемой статьи для просрочившей стороны установлены неблагоприятные последствия в виде перераспределения рисков недостижения результата работ.

При наступлении случайной гибели (повреждении) результата работ после просрочки заказчика возложение на последнего риска этой гибели (повреждения) означает, прежде всего, что он обязан оплатить работу подрядчика. О моменте перехода риска случайной гибели (повреждения) результата работ см. п. 7 ст. 720 ГК.

Следует обратить внимание на то, что п. 2 комментируемой статьи говорит о просрочке не только заказчика (сторона, принимающая результат работ), но и подрядчика (сторона, передающая результат работ). Кроме того, при просрочке передачи или приемки результата работ на просрочившую сторону переходят не только риски, связанные с гибелью результата работ, но вообще все риски, предусмотренные в п. 1 комментируемой статьи. Следовательно, просрочка любой из сторон является основанием для установления исключений из всех правил п. 1 комментируемой статьи.

Так, на подрядчика, допустившего просрочку передачи результата работ, должен быть возложен не только риск случайной гибели (повреждения) результата работ, но и риск случайной гибели (повреждения) предоставленных заказчиком оборудования, оставшихся материалов и иного используемого для исполнения договора имущества.

Другой комментарий к Ст. 705 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Риск в гражданском праве – несение неблагоприятных имущественных последствий по основаниям, за которые не отвечает ни одна из сторон (если речь идет об обязательственном правоотношении). Категория риска широко используется в гражданском праве. Прежде всего, она присуща любому договору, используемому в предпринимательской деятельности. Что касается подряда, то в нем эта категория приобретает особое значение.

Рисковый характер работы подрядчика был отражен в определении данного договора в ГК 1922 и 1964 гг. В нынешнем легальном определении подряда (п. 1 ст. 702 ГК РФ) нет прямого упоминания о риске подрядчика, однако в действующем ГК распределению рисков между сторонами специально посвящена ст. 705.

2. Договору подряда присущи разного вида риски. Два из них отражены в п. 1 настоящей статьи. Первый связан со случайной гибелью или случайным повреждением используемого при выполнении работ имущества. Его несет сторона, предоставившая такое имущество. Правило абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК – частный случай отражения принципа, закрепленного в ст. 211 ГК: риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник (если иное не предусмотрено законом или договором).

Второй вид риска лежит на подрядчике. Он состоит в случайной гибели или случайном повреждении результата работы до его приемки заказчиком. Если такой случай произойдет, подрядчик не вправе требовать оплаты результата своего труда (готового полностью или частично). В отличие от ГК 1964 г., где это правило было сформулировано императивно, п. 1 ст. 705 ГК допускает его изменение законом или договором.

3. Ни в легальном определении договора подряда, ни в ст. 705 ГК прямо не отражен еще один риск подрядчика, традиционно присущий ему, – риск невозможности исполнения договора. Однако обязанность его несения вытекает из самой сути подрядного договора: подрядчик обязуется выполнить работу по заданию заказчика и передать ее результат, а заказчик – принять ее и оплатить. Значит, если нет результата (даже по не зависящим от подрядчика обстоятельствам, например, по причине болезни), заказчик не обязан оплачивать проделанную работу. Оплачивается лишь ее результат.

4. Выполнение работы за свой риск – черта договора подряда (присущая ему со времен римского частного права), которая позволяет отличить его от трудового договора. Конечно, если исполнение трудовой функции не предполагает получения овеществленного результата (например, труд водителя автобуса, учителя, экскурсовода, сторожа), то отграничение его от подряда теряет смысл (и обретает его в отношении договора услуги). Но выполнение некоторых видов работы может быть облечено в форму как подряда, так и трудового договора (например, труд столяра, портного, машинистки, строителя).

К основным отличиям названных договоров можно отнести следующее:

1) работник (в отличие от подрядчика) не выполняет трудовую функцию за свой риск. Если результат его работы будет случайно утрачен, он сохраняет право на получение заработной платы;

2) работник, как правило, подчиняется правилам трудового распорядка и указаниям работодателя. Подрядчик сам организует свой труд, устанавливает для себя режим работы и не допускает вмешательства заказчика в его оперативно-хозяйственную деятельность;

3) работодатель снабжает работника необходимыми для работы материалами, инструментами, оборудованием. Подрядчик выполняет работу, по общему правилу, своим иждивением и поэтому является собственником изготовленной вещи до ее передачи заказчику. Работник таким правом в отношении результата своей работы не обладает.

Вопрос об отличии подрядного договора от трудового часто возникает в правоприменительной практике (например, индивидуальные предприниматели, нанимая работников для выполнения определенной трудовой функции, предпочитают оформлять отношения как подрядные). Следует заметить, что по трудовому договору работники обладают гораздо большими гарантиями, чем подрядчики, например, по охране труда, системе льгот, оплате труда, социальному страхованию, порядку и последствиям расторжения договора. Поэтому для правильной квалификации договора необходим анализ всех его условий и обнаружение критериев (признаков) того или иного договорного типа.

5. В п. 2 комментируемой статьи отражено общее правило, предусмотренное ст. 405 и 406 ГК, о возложении риска на просрочившую исполнение обязательства сторону.

6. В п. 1 ст. 705 названы не все виды рисков, которые несет подрядчик по договору. К ним следует отнести риск, связанный с отказом заказчика от исполнения договора (ст. 717 ГК РФ), и риск изменения сметы (ст. 709 ГК РФ).

Распределение рисков между сторонами договора подряда

Распределение рисков при заключении договора подряда

Общие правила распределения рисков между сторонами договора подряда (далее — ДП) установлены ст. 705 Гражданского кодекса РФ:

  • риск повреждения или гибели в силу случайных обстоятельств материалов, оборудования или иного имущества, предоставленного для исполнения ДП, возлагается на предоставившую их сторону;
  • риск случайного повреждения или гибели результата выполненной работы до приемки ее заказчиком несет подрядчик;
  • при допущении просрочки по передаче или приемке результата исполненной работы вышеперечисленные риски несет сторона, допустившая просрочку соответственно передачи или приемки этой работы.

Данные правила применяются, если ГК РФ, иным законом или соглашением сторон не установлено иное.

ВАЖНО! Правила распределения рисков случайной гибели или повреждения имущества не подлежат применению, когда перечисленные последствия наступили в связи с тем, что сторона ДП исполняла свои обязательства ненадлежащим образом (п. 20 инф. письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 № 51, далее — ИП № 51).

Примерами такого недобросовестного отношения стороны ДП к исполнению своих обязательств могут быть:

  • несоблюдение со стороны подрядчика правил складирования материалов, предоставленных заказчиком подрядчику, повлекшее уничтожение этих материалов при пожаре;
  • необеспечение подрядчиком мер по охране принятого им дома для произведения капитального ремонта, в связи с чем результат работы был поврежден третьими лицами (см. решение АС Респ. Коми от 08.04.2014 по делу № А29-8788/2013);
  • представление заказчиком недостоверной технической документации, в связи с чем результат работы не мог быть использован по назначению и подлежал уничтожению (см. постановление АС Московского окр. от 28.10.2013 по делу № А40-140263/12-30-1100) и др.

Основные риски сторон договора подряда

На приведенной ниже схеме мы отразили, каким образом можно дифференцировать риски сторон договора подряда на общие и специальные (т. е. относящиеся только к конкретной стороне договора).

Риски заказчика

К рискам заказчика в рамках ДП, в общем случае и если ДП не установлено иное, отнесены перечисленные в предыдущем блоке нашей статьи риски согласно ст. 705 ГК РФ. Данным перечнем весь спектр рисков, бремя несения которых может быть возложено на заказчика (как, впрочем, и на подрядчика), не ограничен.

К прочим рискам заказчика, исходя из общих норм гражданского права, можно отнести в т. ч.:

  • Риск невозможности получить компенсацию затраченных на исправление дефектов средств заказчиком при несогласовании в ДП возможности заказчика своими силами устранять недостатки в принятом результате работы. Если такое условие не закреплено в ДП, заказчик не сможет взыскать с подрядчика компенсацию затраченных на исправление дефектов работы собственных средств (п. 16 ИП № 51).
  • Риск несения дополнительных затрат при несогласовании в ДП технологии исполнения работ подрядчиком, который в силу положений п. 3 ст. 703 ГК РФ имеет право сам выбрать способ выполнения задания заказчика (в т. ч. самый дорогой или предполагающий нежелательные для заказчика последствия), если иное не определено в ДП (например, постановление 3-го ААС от 08.07.2009 по делу № А33-9282/2008, решение АС Омской обл. от 12.12.2017 по делу № А46-17853/2017).

Мы рассмотрели некоторые из возможных в рамках договора подряда рисков заказчика, далее будет рассказано об основных рисках подрядчика.

Риски подрядчика

Риски подрядчика по договору подряда в общем случае аналогичны рискам заказчика, в т. ч:

  • риск случайной гибели или повреждения имущества, предоставленного подрядчиком для исполнения ДП, если работы производятся иждивением подрядчика;
  • риск случайной гибели результата работ, если подрядчик совершает просрочку исполнения своих обязанностей по сдаче готового результата в установленные ДП сроки.

ВАЖНО! ДП подразумевает хранение подрядчиком вещи, переданной ему заказчиком, только на период выполнения работ. После завершения работ ответственность за несохранность оборудования или иного имущества, переданного ему на период исполнения ДП, подрядчик не несет.

Кроме того, если в целях исполнения ДП данная вещь или имущество должны быть переданы подрядчиком третьему лицу, подрядчик также не несет ответственности за судьбу данной вещи или оборудования после ее надлежащей передачи указанному третьему лицу (см. решение АС Чувашской Респ. от 02.12.2016 по делу № А79-3081/2016). О правилах же составления договора хранения расскажет наша статья «Как составить договор ответственного хранения – образец?».

Обязанность заказчика по обеспечению сохранности оборудования подрядчика после прекращения выполнения подрядных работ действующим законодательством не предусмотрена.

Например, суд не признал подлежащими удовлетворению исковые требования подрядчика, оставившего на территории заказчика использовавшееся для исполнения работ по ДП оборудование уже после завершения и приемки работ, которое было похищено третьими лицами, т. к. риски утраты или повреждения имущества, предоставленного для исполнения ДП, несет предоставившая его сторона и иное не было установлено в ДП (см. постановление АС Центрального окр. от 12.12.2017 по делу № А48-8284/2015).

Риск случайной гибели по договору подряда

Риск случайной гибели имущества означает, что сторона ДП, на которую в силу закона или договора возложен данный риск, лишена права требовать компенсации стоимости утраченного имущества, будь то материалы и оборудование, предоставленное для исполнения подрядчиком его обязанностей в рамках ДП, или уже готовый результат работы.

Правила п. 1 ст. 705 ГК РФ применяются в случае именно случайной гибели имущества, т. е. если повреждение или гибель имущества произошли не по вине одной из сторон договора (см. решение АС Сахалинской обл. от 08.11.2017 по делу № А59-1950/2017, п. 20 ИП № 51).

Например, подрядчик несет ответственность за предоставленное ему заказчиком имущество, материалы и оборудование, необходимые для исполнения ДП (ст. 714 ГК РФ), и будет освобожден от обязательства компенсировать в случае гибели или повреждения таких имущества, материалов или оборудования их стоимость только при условии, что гибель или повреждение были вызваны случайными обстоятельствами.

Если сторона, на которую возложено бремя несения данного риска, ссылается на то, что имущество было утрачено или повреждено в связи с недобросовестным поведением или действиями/бездействием второй стороны, она должна доказать причинно-следственную связь между действиями второй стороны и гибелью/повреждением такого имущества (например, решение АС Респ. Карелии от 11.11.2017 по делу № А26-5458/2016).

Например, суды в трех инстанциях отказали в удовлетворении требований истца-заказчика, поскольку он не смог доказать, что повреждение имущества произошло из-за некачественной работы подрядчика, а не в связи с форс-мажорными (см. ст. «Что значит форс-мажор в договоре – понятие») обстоятельствами (постановление АС Западно-Сибирского окр. от 15.02.2017 по делу № А03-16026/2014) и т. д.

Риск гибели готового результата работ

Для разрешения вопроса о распределении бремени несения риска случайной гибели результата выполненных работ существенное значение имеет установление момента приемки заказчиком результата работ.

Так, суд определил, что риск гибели имущества следует возложить на подрядчика, т. к. факт приемки работ по ДП мог быть подтвержден подписанным заказчиком актом приема-передачи, однако данный документ в установленный договором срок подписан не был (хотя и был передан заказчику), а пожар, уничтоживший имущество, произошел до подписания акта (см. постановление АС Восточно-Сибирского окр. от 26.12.2017 по делу № А33-22011/2016). Хотя фактически работы по ДП были исполнены, но юридически приемка работ, т. е. передача заказчику готового результата, к моменту гибели имущества не состоялась.

Читайте также:  Право на привлечение денежных средств во вклады: что это

Стороны могут установить в договоре порядок возложения бремени несения риска гибели или повреждения готового результата работ до его приемки заказчиком. В противном случае должны быть применены общие положения п. 1 ст. 705 ГК РФ (например, решение АС Красноярского края от 19.10.2017 по делу № А33-21789/2016).

После передачи готового результата работ по ДП риск несохранности такого результата переходит уже к заказчику. Разумеется, речь вновь идет о возможности случайной гибели имущества, а не об утрате/повреждении имущества в связи с некачественным исполнением работ подрядчиком (см. решение АС Свердловской обл. от 04.09.2017 по делу № А60-14101/2017).

Итак, общий перечень рисков договора подряда, бремя несения которых может быть возложено на заказчика или подрядчика, законодательством не регламентирован. Вместе с этим установлены правила распределения основных рисков между сторонами (п. 1 ст. 705 ГК РФ):

  • риск случайной гибели или повреждения предоставленного для исполнения ДП имущества несет предоставившая его сторона;
  • риск случайной гибели или повреждения результата работы до его приемки несет подрядчик.

Данная норма носит диспозитивный характер, и стороны ДП могут согласовать иные условия и способы распределения между ними указанных рисков.

Распределение рисков между сторонами

Одним из главных признаков подряда, определяющих основы взаимоотношений сторон данного договора, является распределение между ними риска. Решение вопроса применительно к договору подряда совпадает с тем, которое содержится в общих положениях о договоре подряда.

В международной практике с момента начала работ и до дня, указанного в сертификате (акте) об окончании всего комплекса работ, подрядчик несет полную ответственность за сохранность этих работ, что означает возложение на него риска случайной гибели или повреждения объекта строительства. При этом предполагается, что, если инженер (заказчик) издает сертификат об исполнении части работ, подрядчик перестает быть ответственным за сохранность принятых работ с даты, указанной в сертификате. ГК РФ исходит из отличного от международной практики положения о том, что риск случайной гибели или случайного повреждения объекта строительства до приемки этого объекта заказчиком несет подрядчик, независимо от наличия промежуточных приемок строительных работ, поскольку подрядчик в процессе производства работ, по сути, является титульным владельцем объекта строительства.

Обратимся к практике разрешения споров по договору строительного подряда:

Подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заказчика задолженности по оплате работ.

Возражая против иска, заказчик сослался на то, что стоимость выполненных работ перечислена подрядчику, а отказывается он оплатить только повторно включенные в акт работы.

Как установлено при разрешении спора, подрядчик осуществлял строительство административного здания речного пароходства. Весенним разливом реки, сопровождавшимся подъемом воды выше предельных отметок, смыло фундамент, и работы по его сооружению подрядчик вынужден был выполнить повторно.

Предъявляя их к оплате, подрядчик полагал, что, поскольку приемка соответствующих работ произведена по актам формы N 2, риск их гибели перешел на заказчика.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска по следующим мотивам.

Согласно пункту 3 статьи 753 ГК РФ в случае приемки результата этапа работ заказчик несет риск гибели или повреждения имущества, которые произошли не по вине подрядчика.

В договоре этапы работ не выделялись.

Акты, на которые ссылается истец, подтверждают лишь выполнение промежуточных работ для проведения расчетов. Они не являются актом предварительной приемки результата отдельного этапа работ, с которыми закон связывает переход риска на заказчика.

Риск случайной гибели или случайного повреждения объекта строительства до приемки этого объекта заказчиком, как это указано в статье 741 ГК РФ, несет подрядчик.

При таких обстоятельствах фундамент здания должен быть восстановлен за счет подрядчика и заказчик обоснованно отказался от возмещения стоимости повторных работ.

Риск подрядчика состоит в том, что он не вправе требовать от заказчика вознаграждения за ту работу, которая была выполнена к моменту гибели предмета подряда или его повреждения либо которую стало невозможно завершить.

Подрядчик несет имущественные последствия гибели или повреждения объекта подряда либо невозможности выполнения подрядных работ, которые наступили по его собственной вине либо в результате случайных обстоятельств.

Статья 741 Кодекса не регулирует вопрос о риске случайной гибели или случайного повреждения материалов и оборудования, переданных для переработки или обработки вещи (например, для реконструкции здания).

Это означает, что данная проблема урегулирована п. 1 ст. 705 (в частности, соответствующий риск несет сторона, предоставившая материалы). Так же эта статья оставляет открытым вопрос о последствиях просрочки приемки результата работы заказчиком. Нет особых указаний на этот счет и в ст. 753 ГК, специально посвященной сдаче и приемке работ по договору строительного подряда. Соответственно в указанных случаях должна вступить в силу общая для подряда норма (ст. 720 ГК): при уклонении заказчика от принятия выполненной работы, повлекшем за собой просрочку в ее сдаче, риск случайной гибели изготовленной вещи признается перешедшим к заказчику с момента, когда ее передача должна состояться.

Специальная норма, не имеющая аналога в общих положениях, закрепленная в п. 2 ст. 741 ГК указывает, на последствия гибели или повреждения объекта вследствие недоброкачественности предоставленного заказчиком материала (деталей, конструкций) или оборудования либо исполнения ошибочных указаний заказчика.

В подобных случаях заказчик приобретает право на оплату всей предусмотренной сметой стоимости работ, но только при условии, если соблюдены требования, установленные в п. 1 ст. 716 ГК. Таким образом, подрядчик, должен доказать, что ненадлежащее качество материалов или выполнение ошибочных указаний заказчика послужило причиной гибели объекта, а так же, что подрядчик, исполнил свою обязанность предупредить заказчика о непригодности или недоброкачественности материалов, предоставленных заказчиком, либо возможных неблагоприятных для подрядчика последствиях выполнения указаний заказчика о способе исполнения работ, и исполнил другие требования, о которых говорится в пп. 1 и 2 ст. 716 ГК. Подразумевается, что подрядчик после соответствующего предупреждения приостановил работы и приступил к ним только с момента получения подтверждения заказчика, а при отсутствии такого подтверждения только после истечения разумного срока для ответа.

Вместе с тем соблюдения этих требований не всегда достаточно. Подрядчик наделен правом (п. 3 ст. 716) в случае, если заказчик, несмотря на предупреждение, не заменит непригодные материалы, оборудование, техническую документацию, не изменит указаний о способе выполнения работ или не примет других необходимых мер, расторгнуть договор и взыскать убытки. Если, однако, впоследствии окажется, что ненадлежащее качество работ имело своей причиной именно те обстоятельства, на которые указывал подрядчик в своем извещении, последний лишается возможности ссылаться на то, что действовал по указанию заказчика. При определенных обстоятельствах закрепленное в п. 3 ст. 716 право на отказ от исполнения должно рассматриваться как обязанность подрядчика.

С распределением риска между сторонами некоторым образом связан и вопрос о моменте возникновения права собственности у заказчика на выстроенные подрядчиком здания и сооружения.

Поскольку права на те и другие объекты подлежат государственной регистрации, заказчик должен считаться собственником только с момента ее совершения. Следует особо отметить, что сам по себе вопрос о переходе права собственности может иметь значение применительно не только к переходу риска, но также наложения ареста и обращения взыскания на имущество должника, ответственности его перед третьими лицами и др.

В новых экономических условиях для строительного подряда приобретает особое значение вопрос о страховании различного рода рисков, которые лежат на соответствующей стороне. Указания на этот счет впервые содержались в Примерном договоре (контракте) подряда, приложенном к “Руководству по составлению договоров подряда на строительство в РФ”. В этом договоре страхование было включено в обязанности только одного из контрагентов – подрядчика.

Статья 742 ГК допускает принятие на себя стороной по договору соответствующей обязанности – застраховать лежащий на ней риск, заключив для этой цели договор со страховщиком. Страхование, предусмотренное в указанной статье, осуществляется в интересах обеих сторон – той, на которую падает риск, – поскольку при наличии страхового случая она не понесет потерь сверх общей суммы уже выплаченной ею страховой премии, и одновременно ее контрагента, который приобретает реальную гарантию получения страхового возмещения при наступлении обстоятельств, представляющих собой страховой случай. Такого рода гарантия выражается в предположительно высокой платежеспособности страховых компаний, обеспечиваемой различными нормами страхового законодательства.

Статья 705. Распределение рисков между сторонами

1. Если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором подряда:риск случайной гибели или случайного повреждения материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая их сторона;риск случайной гибели или случайного повреждения результата выполненной работы до ее приемки заказчиком несет подрядчик.

2. При просрочке передачи или приемки результата работы риски, предусмотренные в пункте 1 настоящей статьи, несет сторона, допустившая просрочку.

Комментарий к статье 705 Гражданского Кодекса РФ

Комментируемая статья устанавливает следующее распределение между сторонами риска случайной гибели или повреждения материалов, оборудования и результата работ:

– за сохранность материалов и оборудования отвечает подрядчик либо заказчик, в зависимости от того, кто предоставил указанные вещи;

– риск гибели результатов работ до их передачи заказчику несет подрядчик, после передачи – заказчик;

– риск гибели результатов работ в случае просрочки возлагается на сторону, по чьей вине произошла просрочка.

В последнем случае уместно вспомнить положения пункта 7 статьи 720 ГК РФ, который гласит, что в случае, если уклонение заказчика от принятия выполненной работы повлекло за собой просрочку в сдаче работы, риск случайной гибели изготовленной (переработанной или обработанной) вещи признается перешедшим к заказчику в момент, когда передача вещи должна была состояться.

Другой комментарий к статье 705 ГК РФ

1. Статья 705 регулирует распределение двух важнейших рисков – случайной гибели (повреждения) подрядного имущества – материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи, иного используемого для исполнения ДП имущества (абз. 2 п. 1) и результата работы (абз. 3 п. 1), в том числе в условиях просрочки передачи или приемки результата работы (п. 2). Сущность всякого риска случайной гибели (повреждения) имущества состоит в убытках в размере стоимости погибшего (поврежденного) имущества, которые в силу закона или договора несет та или другая сторона договора. Риск случайной гибели (повреждения) материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения ДП имущества несет предоставившая данное имущество сторона, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором (абз. 1, 2 п. 1 ст. 705). Поэтому убытки, возникшие в результате случайной гибели (повреждения) имущества, предоставленного (используемого) для исполнения ДП, по общему правилу возлагаются на сторону, предоставившую это имущество, и только если законом или договором предусмотрено иное, они ложатся на ее контрагента. Соответственно сторона, освобожденная законом или договором от данного риска, не несет обязанности по возмещению стоимости случайно погибшего (поврежденного) имущества, возврату его аналога, иных неблагоприятных имущественных последствий случившегося. В свою очередь, риск случайной гибели (повреждения) результата работы до его приемки заказчиком несет подрядчик, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или ДП (абз. 1, 3 п. 1 ст. 705). Риск случайной гибели (повреждения) результата, возлагаемый по общему правилу на подрядчика, означает утрату подрядчиком права на оплату работы, а также возникновение у него обязанности вернуть заказчику сумму полученной предоплаты. Поэтому все затраты подрядчика в ходе выполнения работы превращаются для него в никем не компенсируемые убытки, а проделанная работа – в “холостую”. Если же в силу закона или ДП риск случайной гибели (повреждения) результата возлагается на заказчика, это означает его обязанность оплатить стоимость выполненных подрядчиком работ без права требовать от него встречного предоставления в виде сдачи результата. Примечательно, что в п. 1 ст. 705 материал (абз. 2) и результат (абз. 3) – два тесно связанных между собой явления, так как в основе последнего всегда лежит некое количество материала и (или) труда. Риски в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 предполагают разные убытки, а поскольку риск в абз. 2 связан с некомпенсируемыми убытками от гибели (повреждения) имущества, тогда как риск в абз. 3 – с некомпенсируемыми убытками от проделанной работы (для подрядчика – “холостой”, для заказчика – безрезультатной), данные правила не исключают, а дополняют друг друга, а потому при наличии на то предпосылок могут и должны применяться совместно. Так, если случайно погиб готовый к сдаче костюм, сшитый из материала заказчика, подрядчик не обязан компенсировать заказчику его убытки от гибели материала, которые, таким образом, ложатся на заказчика (абз. 2); в свою очередь, заказчик не должен оплачивать подрядчику стоимость выполненной работы, из-за чего соответствующий убыток терпит подрядчик (абз. 3).

Поскольку правила абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 имеют в виду все и всякие риски, неважно, какой именно случай вызвал гибель (повреждение) имущества. Риск случайной гибели (повреждения) имущества означает опасность (угрозу) случайной его гибели (повреждения) после заключения ДП и возникновения ущерба в результате влияния внешних сил или таких свойств имущества, которые не являются его недостатками (например, случайный взрыв газа или воспламенение имущества при проведении сварочных работ). Гибель (повреждение) имущества является случайной, если она наступила при обстоятельствах, которые нельзя вменить в вину сторонам ДП, при этом возможные действия третьих лиц в расчет не берутся: именно сторона, несущая контрактный риск, – надлежащий истец с неопределенной перспективой удовлетворения требования к третьему лицу, ответственному за гибель (повреждение) имущества, или к страховщику. Гибель (повреждение) имущества случайна, если поведение сторон договора безупречно (не заслуживает осуждения), следовательно, исключается возможность привлечения кого-либо из них к гражданской ответственности. В таких условиях риск выполняет функцию локализации случайных убытков на той стороне договора, которая несет риск.

Напротив, в условиях возможности привлечения какой-либо стороны к гражданской ответственности вопрос о риске случайной гибели (повреждения) имущества не возникает, а в тех случаях, когда ответственность наступает независимо от вины, категория риска используется уже не в связи с решением вопроса локализации случайных убытков, а для субъективного обоснования безвиновной ответственности и выступает как альтернатива вины. Поскольку вина в гражданском праве презюмируется, вопрос об ответственности за убытки исключает вопрос о риске случайной гибели (повреждения) имущества всякий раз, пока ответчик не докажет отсутствие вины (п. 2 ст. 401 ГК), а если ответственность не подчинена началу вины – пока не будут доказаны обстоятельства непреодолимой силы (см., в частности, п. 3 ст. 401 ГК). Так, подрядчик отвечает за несохранность имущества заказчика по общему правилу на началах вины (п. 1 ст. 401, ст. 714 ГК). Для исключения ответственности подрядчик должен доказать свою невиновность, только после этого уместен вопрос о риске заказчика как стороны ДП, предоставившей данное имущество. По договору бытового подряда подрядчик отвечает не только за виновную, но и за случайную гибель (повреждение) имущества заказчика (ответственность на начале причинения или риска), поэтому риск заказчика здесь ограничивается обстоятельствами непреодолимой силы, которые только и способны исключить ответственность подрядчика (п. 3 ст. 401, п. 1 ст. 730, ст. 734 ГК).

Читайте также:  Как выбрать лучший групповой тур

В ст. 705 правила абз. 2 и 3 п. 1 сформулированы диспозитивно, их может изменить ГК или иной закон, а также договор (абз. 1 п. 1), что отвечает многообразию ситуаций и условий выполнения работ, позволяя индивидуализировать интересы конкретных заказчиков и подрядчиков. В тех преимущественных случаях, когда необходимое для выполнения работы имущество предоставлено подрядчиком и в процессе выполнения работы у него же находится, вопрос о причине его гибели (повреждения) лишен практического значения: любые убытки падают здесь на подрядчика. Но и в таких случаях риск случайной гибели (повреждения) имущества можно переложить на заказчика, и уж тем более это имеет смысл, если работа ведется на территории заказчика (на дому, в офисе и пр.). Заказчик, не являясь стороной ДП, предоставившей имущество для выполнения работы, тем не менее может принять на себя риск как лицо, в хозяйственной сфере (во владении) которого оно находится. Напротив, если подрядчик выполняет работу своими средствами, но из материалов заказчика, риск случайной гибели (повреждения) материала в обход общего правила абз. 2 п. 1 ст. 705 может быть перенесен с заказчика на подрядчика. Тогда за случайную гибель (повреждение) материала подрядчик должен будет в любом случае возместить заказчику убытки с той лишь разницей, что при одних обстоятельствах их обоснованием будет п. 1 ст. 705, при других – ст. 714 ГК (с учетом ст. 401 ГК). В отношении остального имущества (например, оборудования) за отсутствием оговорки об ином будет действовать общее правило абз. 2 п. 1 ст. 705, согласно которому риск случайной его гибели (повреждения) несет подрядчик как предоставившая его сторона ДП. Что же касается результата, исключением из правила абз. 3 п. 1 ст. 705, которое формулирует сам ГК, является риск случайной гибели (повреждения) объекта строительства в договоре строительного подряда, который во всяком случае принадлежит подрядчику и не может быть изменен соглашением сторон (п. 1 ст. 741 ГК). Поскольку в п. 1 ст. 705 речь идет о всяких рисках случайной гибели (повреждении) имущества (т.е. риске вообще), диспозитивная редакция того и другого правила позволяет перенести (перераспределить) риски не только полностью, но и частично, т.е. перенести отдельные риски в отношении одного и того же имущества, а также возложить неблагоприятные последствия случайной гибели (повреждения) имущества на обе стороны ДП. Так, ДП может предусматривать, что изменение сторонами правила абз. 2 или 3 п. 1 ст. 705 касается только случаев гибели (повреждения) имущества от кражи, но не распространяется на иные случаи (например, пожар) или, к примеру, что случайные убытки делятся между подрядчиком и заказчиком поровну (в иной пропорции). Частичное перераспределение риска случайной гибели (повреждения) имущества имеет смысл при необходимости дифференциации последствий разных случаев (например, простого и квалифицированного – так называемого форс-мажора), которые, не имея четких границ, в то же время имеют неодинаковое гражданско-правовое значение. Это может быть целесообразным и тогда, когда требуется провести различие между несколькими простыми (квалифицированными) случаями.

2. При просрочке передачи (приемки) результата работы риск случайной гибели (повреждения) имущества падает на сторону, допустившую просрочку. Данное правило п. 2 ст. 705 императивно и развивает правила ст. 405, 406 ГК, его само конкретизирует правило п. 7 ст. 720 ГК. Сторона, допустившая просрочку, – сторона из-за которой (по причине которой) возникла просрочка передачи (приемки) результата, в то же время конкретные причины, приведшие к просрочке, имеют значение для вопросов гражданской ответственности (п. 1 ст. 405, п. 2 ст. 406 ГК), но они юридически иррелевантны для целей возложения на сторону, допустившую просрочку, риска случайной гибели (повреждения) имущества. И это понятно: правило о локализации риска случайной гибели (повреждения) имущества призвано не осудить сторону, допустившую просрочку, а стимулировать участников договора к своевременному исполнению лежащих на них обязанностей по сдаче (приемке) результата. Поэтому смысл правила п. 2 ст. 705 в следующем.

Во-первых, риск случайной гибели (повреждения) результата, лежащий по общему правилу на подрядчике, сохраняется на нем при просрочке в сдаче результата на весь период просрочки. Однако он переходит к заказчику, допустившему просрочку в приемке результата, в тот момент, когда приемка должна была состояться. Во-вторых, риск случайной гибели (повреждения) результата, лежащий в силу закона или соглашения на заказчике, остается на нем при просрочке в приемке результата. Однако он переходит к подрядчику, допустившему просрочку в сдаче результата, в тот момент, когда сдача должна была состояться. В-третьих, если подрядчик готов сдать работу, но не может сделать это из-за уклонения заказчика от ее принятия, из-за чего и возникает просрочка в сдаче работы, для подрядчика такая просрочка является вынужденной (п. 6 ст. 720 ГК), а поскольку ее причиной стало поведение не подрядчика, а заказчика, именно он, заказчик, согласно п. 2 ст. 705 ГК и является стороной, допустившей просрочку, а риск случайной гибели (повреждения) результата согласно п. 7 ст. 720 ГК признается перешедшим к нему в тот момент, когда передача результата должна была состояться (отсюда правило п. 7 ст. 720 ГК соответствует правилу п. 2 ст. 705). Наконец, в-четвертых, хотя правило п. 2 ст. 705 говорит о просрочке передачи (приемки) результата, оно переносит на сторону, допустившую просрочку, все риски, предусмотренные в п. 1 ст. 705. Это означает, что сторона, допустившая просрочку, несет не только риск случайной гибели (повреждения) результата, но и риск, указанный в абз. 2 п. 1 ст. 705. Итак, подрядчик, допустивший просрочку передачи результата, при случайной гибели (повреждении) этого результата рискует не получить оплату за свой “холостой” труд, тогда как заказчик, допустивший просрочку приемки результата, при аналогичных обстоятельствах рискует оплатить подрядчику стоимость работ. Кроме того, и подрядчик, и заказчик, допустившие просрочку в передаче (приемке) результата, при случайной гибели (повреждении) прочего подрядного имущества (например, оборудования) рискуют потерпеть соответствующие убытки вне зависимости от того, кто это имущество предоставил.

3. От рисков в ст. 705 отличается риск случайной невозможности окончания работы, лежащий на подрядчике и означающий, что при недостижении подрядчиком результата он не имеет права на возмещение понесенных расходов (п. 1 ст. 702 и п. 1 ст. 711 ГК). Заметным исключением из последнего является риск консервации объекта строительства из-за приостановки работ (возникшей по независящим от сторон причинам и не позволившей получить согласованный результат – завершенный строительством объект), который однозначно лежит на заказчике (ст. 752 ГК). Во-первых, риски в ст. 705 имеют прямое отношение к гибели (повреждению) имущества, напротив, риск случайной невозможности окончания подрядной работы может быть обусловлен разными причинами, в том числе и случайной гибелью (повреждением) подрядного имущества (материала и пр.).

Во-вторых, риск случайной невозможности окончания работы лежит на подрядчике, что отличает его от риска случайной гибели (повреждения) имущества, переданного для исполнения ДП, который обычно несет сторона, предоставившая это имущество, а в случаях, предусмотренных законом или договором, – ее контрагент. В то же время между этими рисками возможна связь. Так, гибель юридически незаменимого материала, из которого ведется работа, неизбежно повлечет и невозможность ее окончания и прекращение подрядного обязательства (п. 1 ст. 416 ГК), однако если подрядный материал юридически заменим, о риске случайной невозможности окончания работы по причине гибели материала и прекращении обязательства говорить не приходится. Поэтому случайная гибель (повреждение) материала – одна из причин случайной невозможности завершения работы, но далеко не единственная причина случайной невозможности окончания работы.

В-третьих, риск случайной невозможности окончания работы предполагает случайно не оконченную работу, лежит на подрядчике и не может быть изменен законом или соглашением сторон, в то же время напрямую зависит от формулировки предмета договора, а также гарантий подрядчика относительно результата. Иллюстративен следующий известный в литературе пример. Подрядчик пробурил скважину, которая не была принята в эксплуатацию, а потому возник вопрос об оплате выполненной работы. Обстоятельства дела были таковы: подрядчик осуществлял разведочное бурение, все условия договора и проекта выполнил, никаких гарантий не давал (а значит, заказчик сознательно допускал возможный отрицательный результат мероприятия, т.е. шел на риск). Оплате, таким образом, подлежала сама работа по бурению скважины безотносительно к возможности последующей ее эксплуатации. Учитывая, что работа велась без гарантии, риск случайной невозможности окончания работы, лежащий на подрядчике, имел отношение к самой скважине, но не к вопросам ее эксплуатации. Это значит, что риск невозможности ее эксплуатации принадлежал заказчику, который должен был оплатить выполненную работу. Напротив, риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы связан с выполненной (законченной) работой и достигнутым результатом, погибшим до его сдачи заказчику. Хотя этот риск и лежит на подрядчике, указанием закона или соглашением сторон он может быть полностью или в части перенесен на заказчика. Впрочем, даже если следовать общему правилу о том, что риск случайной гибели (повреждения) результата работы лежит на подрядчике, фактическое различие между ним и риском случайной невозможности окончания работы незначительно, если не сказать, что его нет вообще: заказчику, не получившему от подрядчика результат работы, едва ли интересен и важен вопрос, а был этот результат подрядчиком достигнут или нет. В то же время независимо от того, достиг или нет подрядчик необходимого результата, смысл риска подрядчика состоит в том, что он не получит от заказчика вознаграждения за проделанный труд, если результат не сдан, что и составит его убыток.

Распределение рисков в договоре подряда

В юридической литературе под риском понимают объективную категорию, смысл которой состоит в возможности наступления невыгодных последствий. Такое понимание риска позволяет использовать его не только в подрядных отношениях, но и в качестве одного из основополагающих признаков предпринимательской деятельности в соответствии с п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1998 г. (далее – ГК). Риск как неотъемлемый признак предпринимательства предполагает равные последствия виновных и невиновных действий предпринимателя или действий третьих лиц либо событий, то есть обстоятельств, не зависящих от воли лица.
Применительно к договору подряда понятие риска определенным образом сужается, поскольку за его пределами находится вина заказчика или подрядчика. Другими словами, правила распределения рисков в договоре подряда не регулируют последствия, произошедшие исключительно вследствие умысла или неосторожности сторон.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РИСКОВ

Статья 659 ГК содержит диспозитивные нормы о распределении рисков между сторонами, исполняющими договор подряда. Так, если иное не предусмотрено ГК и иными актами законодательства или договором подряда, то риск случайной гибели или случайного повреждения:
– материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая их сторона;
– результата выполненной работы до ее приемки заказчиком несет подрядчик.

Кроме того, ГК устанавливает, что если передача или приемка результата работы просрочены, вышеуказанные риски несет сторона, допустившая просрочку.

Как видно, нормы ст. 659 ГК базируются на трех принципах. Во-первых, это возложение риска случайной гибели или случайного повреждения материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного использованного для исполнения договора материала, на сторону, предоставившую это имущество. Решение вопроса о случайной гибели опирается здесь на хорошо известную из римского права формулу, переносящую риск случайной гибели вещи на ее собственника. В ГК этот принцип закреплен в ст. 212.

Во-вторых, риск случайной гибели или повреждения результата работ возлагается на подрядчика. Обратим внимание, что данная норма устанавливает исключение из общего правила о возложении на собственника имущества риска его случайной гибели или повреждения. В связи с этим практическое значение для разграничения рисков имеет определение момента, начиная с которого материал превращается в результат работ (например, кирпич и цемент, предназначенные для укладки стен здания). Ведь если иное не предусмотрено в законе или договоре, то с этого момента правило – риск случайной гибели имущества возложен на его собственника – перестает действовать. К некоторым доктринальным положениям относительно порядка определения момента “превращения” материалов в результат работ мы вернемся позже.

И, наконец, третий принцип распределения рисков связан с закреплением императивной нормы, согласно которой при просрочке передачи и приемки результата работы соответствующий риск относится на сторону, допустившую просрочку. В данном случае речь идет о конкретизации общего правила, закрепленного в ст. 376 и 377 ГК, посвященных соответственно просрочке должника и просрочке кредитора. В первой из этих двух норм предусмотрено, в частности, что должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за последствия случайно наступившей невозможности исполнения, а во второй – определены ситуации, при которых лицо считается просрочившим. При этом применительно к кредитору в ст. 377 ГК просрочкой назван, в том числе, отказ принять предложенное должником надлежащее исполнение или несовершение предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором действий, до совершения которых должник не мог исполнить свое обязательство.

Поскольку договор подряда – двусторонний (так как каждый из контрагентов является в одном из обязательств, формирующих такой договор, кредитором, а в другом – должником), нормы, предусматривающие последствия просрочки, могут иметь значение для обоих контрагентов в этом договоре.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ РИСК КОМПЕНСИРУЕТСЯ УВЕЛИЧЕНИЕМ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ

Отметим, что указанные выше диспозитивные нормы, содержащиеся в п. 1 ст. 659 ГК, могут быть изменены по соглашению сторон. Как отмечается в литературе, несмотря на отсутствие специального указания в ГК, иное распределение рисков должно находиться в зависимости от цены работы. Иными словами, принимая дополнительный риск, сторона должна потребовать либо уменьшения, либо увеличения цены работ. Поскольку ст. 663 ГК устанавливает, что цена в договоре подряда включает компенсацию издержек подрядчика и причитающееся ему вознаграждение, то технически компенсация принятия дополнительных рисков может выражаться в изменении размера вознаграждения подрядчика.

Кроме того, особое практическое значение принцип диспозитивности норм о распределении рисков имеет при исполнении договоров подряда, предметом которых является переработка или обработка вещи, предоставленной заказчиком. Если применять к данной ситуации общее правило, содержащееся в п. 1 ст. 659 ГК, то риск повреждения либо гибели вещи несет не подрядчик, а заказчик. Следовательно, при заключении таких сделок интересам заказчика отвечает договорное перенесение риска случайной гибели перерабатываемой или обрабатываемой вещи на подрядчика, поскольку именно последняя сторона осуществляет фактический контроль за ее состоянием.

Обратим внимание на закрепление ст. 697 ГК изъятия из принципа диспозитивности норм о распределении рисков. Так, данная статья ГК устанавливает, что риск случайной гибели или случайного повреждения объекта строительства, составляющего предмет договора строительного подряда, до приемки этого объекта заказчиком несет подрядчик, причем договором указанную императивную норму изменить нельзя.

ИНФОРМАЦИОННАЯ ОБЯЗАННОСТЬ ПОДРЯДЧИКА

Правила распределения рисков, как отмечалось выше, не применяются при наличии вины одной из сторон договора, которая своими действиями повлекла гибель предмета договора или невозможность исполнения обязательства. В этом случае неблагоприятные последствия неисполнения договора возлагаются на виновную сторону. В Республике Беларусь, в отличие от Российской Федерации, указанное доктринальное положение еще не нашло нормативного подтверждения в соответствующих актах Верховного Суда либо Высшего Хозяйственного Суда.

В свою очередь, информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 № 51 “Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда” (далее – письмо № 51) указывает судам на необходимость учитывать при разрешении споров то обстоятельство, что правила о распределении рисков не действуют, если утрата либо повреждение материалов или результата работ произошли вследствие ненадлежащего исполнения обязательств по договору одной из его сторон. Другими словами, при гибели либо повреждении материалов заказчика вследствие ненадлежащего исполнения договорных обязательств подрядчиком последний будет нести ответственность, а при гибели или повреждении результата работ вследствие нарушения обязательств заказчиком на него переходит обязанность возместить возникшие неблагоприятные последствия.

Читайте также:  Уведомление страховщика о наступлении страхового случая: куда приходят

Однако правило о возложении на заказчика неблагоприятных последствий в случае ненадлежащего исполнения им собственных обязательств имеет ограниченный характер. Согласно положениям ст. 670 ГК подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении:
– непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи;
– возможных неблагоприятных для заказчика и (или) подрядчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы;
– иных не зависящих от подрядчика обстоятельств, которые представляют угрозу годности или прочности результатов выполняемой работы либо делают невозможным завершить ее в срок.

При этом подрядчик, который либо не предупредил заказчика об указанных обстоятельствах, либо продолжил работу, не дожидаясь истечения установленного в договоре срока, а при его отсутствии – разумного срока для ответа на предупреждение или продолжил работу, несмотря на своевременное указание заказчика прекратить ее, не вправе ссылаться на указанные обстоятельства при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований.

В литературе данную обязанность подрядчика называют еще “информационной”. При этом отмечают две причины ее нормативного закрепления. Первая заключается в том, что подрядчик является специалистом в области выполняемых им работ и может предвидеть отрицательные последствия названных обстоятельств. Вторая причина возложения на подрядчика обязанности по предупреждению заказчика объясняется тем, что подрядчик как исполнитель работ лучше заказчика осведомлен о ходе последних и состоянии предмета исполнения.

На практике довольно часто возникает вопрос о границах действия информационной обязанности подрядчика. Другими словами, может ли подрядчик не обнаружить при исполнении договора указанные обстоятельства и на ком (заказчике или подрядчике) лежит риск необнаружения данных обстоятельств?

Приходится констатировать, что белорусская судебная практика не дает ответа на этот вопрос, равно как не закрепляет подходы для его решения. В то же время судами Российской Федерации успешно применяется доктринальная основа в виде теории профессионального риска. Полагаем, что ввиду схожести правовых систем, а особенно в части регулирования гражданско-правовых отношений, положения, выработанные судебной практикой Российской Федерации, применимы и в нашей стране.

Согласно теории профессионального риска лицо несет повышенную ответственность за действия, которые дают ему выгоду (profit), то есть в основание ответственности за риск вводится критерий выгоды в действиях причинителя. При этом под выгодой понимается не любая полученная участником правоотношений польза, а исключительно его прибыль. Другими словами, ответственность на основании риска может быть возложена на субъекта лишь за ущерб, причиненный деятельностью, направленной на извлечение прибыли. Таким образом, причинитель ущерба на основании того, что он отвечает за неблагоприятные последствия деятельности, цель которой – извлечь прибыль, обязан возместить ущерб потерпевшему до пределов непреодолимой силы.

Теория профессионального риска, предъявляя к субъекту хозяйствования повышенные требования в несении неблагоприятных последствий его деятельности, относит их лишь на лиц, занимающихся на профессиональной основе тем или иным видом деятельности (подрядчиков, страховщиков, банки, профессиональных участников иных сегментов рынка и т.д.).

Отметим, что в России профессиональный риск также выступает критерием рассмотрения споров, разрешение которых зависит от выбора того или иного толкования норм права. При наличии неопределенности в применении норм, и, следовательно, поля для их толкования, может быть использована (и используется) данная теория.

Таким образом, российская судебная практика исходит из того, что подрядчик, являясь профессионалом в определенной сфере, в любом случае обязан выявить недостатки материалов, предоставленных заказчиком, обнаружить неблагоприятные последствия выполнения указаний заказчика либо иные обстоятельства, препятствующие надлежащему выполнению работ. Иными словами, подрядчик не вправе ссылаться на невозможность обнаружить соответствующие обстоятельства, что отражает повышенный профессиональный риск подрядных организаций. Логичным выводом из указанных положений является возложение на подрядчика ответственности фактически даже при ненадлежащем исполнении договора заказчиком, если действия последнего послужили причиной гибели или повреждения результата работ.

ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ АКТЫ – ТОЛЬКО ДЛЯ РАСЧЕТОВ

Поскольку риск случайной гибели или повреждения результата работ переходит на заказчика с момента приемки заказчиком результата работ, на практике важно также определить достаточность наличия документов, подтверждающих проведение предварительной приемки отдельных этапов работ, чтобы перенести “промежуточные” риски на заказчика.

Для решения данного вопроса вновь обратимся к российской судебной практике. Согласно письму № 51 в отсутствие выделения в договоре отдельных этапов работ любые акты предварительной приемки, включая акт приемки работ по форме № 2, не влекут за собой перенесения риска с подрядчика на заказчика. Из обоснования данного вывода следует, что составление любых промежуточных актов само по себе является основанием для того, чтобы подтвердить осуществление отдельных работ для проведения расчетов. Следовательно, в этом случае не применяются и нормы ГК о приеме и об ответственности подрядчика за ненадлежащее качество работ. Полагаем, что положения, закрепленные Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в письме № 51, в равной степени справедливы и применимы для обоснования той или иной позиции при разрешении споров между белорусскими субъектами хозяйствования.

Кроме того, поскольку ГК возлагает риск случайной гибели или повреждения материалов на предоставившую их сторону, то есть данный риск действует до момента прекращения права собственности на предоставленные вещи, довольно часто возникает проблема с определением момента прекращения этого права. Согласно позиции, выработанной практикой, с момента фактического использования материалов последние прекращают быть самостоятельными объектами права собственности, юридически “погибают” и входят в состав вновь создаваемой вещи. При этом момент фактического использования материалов может не совпадать с моментом возникновения права собственности на вновь создаваемую вещь.

Распределение рисков между сторонами по договору подряда.

Распределение рисков между сторонами – отличительная особенность договора подряда.

Гражданский кодекс выделяет в ст. 705 два вида рисков.

-Первый связан со случайной гибелью или случайным повреждением материалов, оборудования и переданной для переработки вещи или иного имущества, используемого при выполнении договора (доски, цемент, переданное для окончательного стронительства здания строительное оборудование, ткани для пошива платья и т.п.) Риск в данном случае несет тот, кто представил соответствующее имущество. «Риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором».

-Второй вариант распределения риска относится к случайной гибели или к случайному повреждению результата выполненной работы до ее приемки.

Норма, содержащаяся в ст. 705 ГК, носит диапозитивный характер. Она допускает возможность установления как в законе, или другом правовом акте, так и в самом договоре иного. Имеется в виду принятие стороной на себя обязанности нести ответственность и за случайную утрату или повреждение переданного контрагенту имущества, а также, что особенно важно, переложение риска случайной гибели или случайного повреждения имущества на заказчика. Наличие указанной нормы означает, что правило, в силу которого риск случайной гибели лежит на подрядчике, не является непременным условием договора подряда, а значит, может быть квалифицирован как подряд и такой договор, по которому риск случайной гибели результата выполненной работы несет заказчик.

Кодекс установил определенные границы для несения стороной соответствующих рисков.

-Во-первых, собственник и соответственно подрядчик освобождаются от риска гибели материалов и соответственно гибели результата труда, если указанные последствия наступили по вине контрагента.

-Во-вторых, в силу нормы, закрепленной в п. 2 ст. 705 ГК о последствиях просрочки передачи или приемки результата, при просрочке риск несет просрочившая сторона. Указанная норма является императивной. Следовательно, она будет действовать даже тогда, когда стороны в договоре установят иное.

Один из признаков подряда, отчасти связанный с особым распределением между сторонами риска случайного недостижения результата, выражается в том, что по общему правилу подрядчик самостоятельно организует работы и, как указано в п. 3 ст. 703 ГК, самостоятельно определяет способы выполнения задания заказчика.

Генеральный подрядчик и субподрядчик. Ст. 706 ГКРФ

1. Если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков). В этом случае подрядчик выступает в роли генерального подрядчика.

2. Подрядчик, который привлек к исполнению договора подряда субподрядчика в нарушение положений пункта 1 настоящей статьи или договора, несет перед заказчиком ответственность за убытки, причиненные участием субподрядчика в исполнении договора.

3. Генеральный подрядчик несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком в соответствии с правилами пункта 1 статьи 313 и статьи 403 настоящего Кодекса, а перед субподрядчиком – ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда.

Если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком.

4. С согласия генерального подрядчика заказчик вправе заключить договоры на выполнение отдельных работ с другими лицами. В этом случае указанные лица несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение работы непосредственно перед заказчиком.

Гражданско-правовая ответственность сторон по договору подряда.

Ответственность подрядчика

Если подрядчик не приступает своевременно к исполнению ДП или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе:

· отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.
Если при выполнении работы подрядчиком использованы материалы и оборудование ненадлежащего качества, заказчик вправе (п.5 ст. 723 ГК):

1. При обнаружении существенных или неустранимых недостатков (п. 2 ст. 475 ГК):

· Отказаться от исполнения договора и требовать возврата оплаты.

2. При обнаружении обычных недостатков (п. 1 ст. 475 ГК):

· Требовать соразмерного уменьшения цены работы

· Требовать безвозмездного устранения недостатков в разумный срок

· Требовать возмещения расходов на устранение недостатков своими средствами или третьими лицами, если право заказчика устранять их предусмотрено в договоре

Если во время выполнения работы становится очевидным, что она не будет выполнена надлежащим образом, то заказчик вправе (п. 3 ст. 715 ГК):

· Назначить разумный срок для устранения недостатков.

В случае неисполнения этого требования заказчик вправе:

· Отказаться от исполнения договора и требовать возмещения убытков.

· Поручить исправление работы другому лицу за счет подрядчика.

· Потребовать возмещения убытков

Если работа выполнена с отступлениями от договора, ухудшившими её результат, или с иными недостатками, которые делают его не пригодным для предусмотренного в договоре использования, а при отсутствии в договоре условия о непригодности — для обычного использования, то при обнаружении таких недостатков во время приёмки результата работы или в течение гарантийного срока, а если он не установлен, — разумного срока, но не позднее двух лет (для недвижимого имущества — пяти лет) со дня приемки результата работы, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором (ст. 723 ГК):

· Требовать безвозмездного устранения недостатков в разумный срок.

· Требовать соразмерного уменьшения установленной за работу цены.

· Требовать возмещения расходов на устранение недостатков своими средствами или третьими лицами, если право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда.

· Требовать безвозмездного повторного выполнения работы и возмещения убытков, вызванных просрочкой договора. В этом случае заказчик обязан возвратить ранее переданный ему результат работы подрядчику, если это возможно.

· Отказаться от исполнения договора и требовать возмещения убытков, если недостатки не были устранены в установленный заказчиком разумный срок либо являются существенными и неустранимыми.

Условие договора об освобождении подрядчика от ответственности за определённые недостатки не освобождает его от ответственности, если доказано, что такие недостатки возникли вследствие виновных действий или бездействия подрядчика (п. 4 ст. 723 ГК).

Если подрядчик не уведомил заказчика об определенных обстоятельствах (н-р, о непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи;возможных неблагоприятных для заказчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы;иных не зависящих от подрядчика обстоятельств)

либо продолжил выполнение работы несмотря на то, что срок получения указаний заказчика не истёк, то он:

· Лишается права ссылаться на эти обстоятельства при возникновении спора

Ответственность заказчика

Принарушения заказчиком обязанности оказывать содействие подрядчику при выполнении работ, подрядчик вправк (ст.718 ГК РФ):

· Требовать возмещения убытков.

· Требовать перенесения сроков выполнения работы.

· Требовать увеличения цены работы.

Если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны подрядчика, в разумный срок:

а) Не заменит непригодные или недоброкачественные материал, оборудование, техническую документацию или переданную для переработки или обработки вещь и иное имущество, необходимое для выполнения работы,

б) Не изменит указаний о способе выполнения работы,

в) Не примет иных необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих годности работы,

то подрядчик вправе:

· Отказаться от исполнения договора подряда и требовать возмещения убытков.

Если заказчик не является за результатом работы либо уклоняется от его принятия, то, по общему правилу, подрядчик вправе:

· Продать результат работы, а вырученную сумму за вычетом причитающихся за её выполнение платежей внести на имя заказчика в депозит. Данное право может быть реализовано подрядчиком при условии двукратного предупреждения заказчика после истечения одного месяца со дня, когда результат должен быть принят.

Если заказчик не проверил качество результата выполненной работы при его приёмке, то, по общему правилу, он:

· Лишается права ссылаться на явные недостатки (п. 3 ст. 720 ГК).

Если обнаруженные явные недостатки результата выполненной работы не были оговорены в акте сдачи-приёмки, то заказчик:

· Лишается возможности предъявлять подрядчику требование об их устранении.

При этом заказчик не лишается права ссылаться на скрытые недостатки.

При неисполнении обязанности уплатить установленную цену, причитающуюся подрядчику, последний вправе (ст. 712 ГК):

· Удержать результат работы, остатки неиспользованного материала, оборудование, техническую документацию и иное имущество, принадлежащее заказчику и оказавшееся у подрядчика в связи с исполнением договора.

Подрядчик сохраняет право требовать оплаты выполненной работы, даже если её результат не был достигнут или оказался с недостатками. Это право подрядчик может осуществить в том случае, если докажет, что недостатки материала, предоставленного ему заказчиком, не могли быть им обнаружены при обычной приёмке, то есть являюся скрытыми.

В случаях, когда исполнение работы стало невозможным вследствие действий или упущений заказчика, подрядчик сохраняет право на оплату указанной в договоре цены с учетом выполненной части работы.

Если заказчик принял результат работы, но не оплатил его, он несёт ответственность за неосновательное обогащение (п. 1 ст. 1102 ГК).

Заказчик, предоставивший материалы и оборудование, также несет ответственность за их ненадлежащее качество (п.2 ст.713 ГК РФ).

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Ссылка на основную публикацию